psych.gif (10612 bytes)  

Психиатрия: верх предательства

"Православная Русь", 6.15/28.97


Приёмная

Оглавление

Ссылки

Пишите нам!

 

"Психиатрия, по-видимому, является той главной разрушительной силой, которая влияла на американское общество в течение последних 50 лет". Профессор Томас Цас

Недавно мне прислали указ президента Российской Федерации от 19 июля 1996 г. "О возрождении и развитиии философского, клинического и прикладного психоанализа", как "одного из направлений современной науки". В это же время я читал вышедшую в 1995 г. книгу Бруса Уайземана под названием, взятым в качестве заголовка данной статьи ("Psychiatry – the Ultimate Betrayal," by Bruce Wiseman, Freedom Publishing, Los Angeles, California, U.S.A. 1995). В книге -- 430 страниц, насыщенных тщательно собранными данными об истории психиатрии и психологии в США и об их разрушительном влиянии на жизнь страны. Интересно, что в то время как в Америке начинают сознавать развращающее влияние психиатрии, Российская Федерация ("РФ”), по-видимому, собирается пройти этот путь сама.

Глава I начинается вопросом автора -- "Что с нами происходит?" Тут же автор замечает, что "вряд ли кто-нибудь будет оспаривать, что ЧТО-ТО вот уже десятилетиями подтачивает мораль [населения, П.Б.)]". И тут же приводит данные о переменах в моральном состоянии страны, происшедшие за последние 30-50 лет: с 1960 по 1990 гг.количество незаконнорожденных увеличилось в пять раз и сегодня каждый четвёртый ребёнок в США -- незаконнорожденный (сам термин "незаконнорожденный" утерял своё значение); в то же самое время количество разводов увеличилось в четыре раза; количество детей, содержащихся государством, увеличилось на 300%; самоубийства юношей, девушек и детей ниже 20 лет увеличились в 10 раз; успеваемость в школах резко упала; количество девушек, вступающих в брак девственницами, снизилось с 50 до 20%; количество крупных преступлений (убийство, изнасилование, ограбление) увеличилось в пять раз (со 150 до 780 на каждые 100.000 населения); количество зарегистрированных полицией изнасилований увеличилось в пять раз (с 9 до 46 на каждые 100.000 населения); количество арестов за нарушение законов о наркотиках увеличилось в 50 раз (с 40 до 2000 на 100.000).

Согласно мнению, высказанному в 1993 г. маститым специалистом-психиатром, д-ром Томасом Цасом (Thomas Szasz), профессором психиатрии (в отставке) университета штата Нью-Йорк и пожизненным членом Американской ассоциации психиатров: "Психиатрия, по-видимому, является той главной разрушительной силой, которая влияла на американское общество в течение последних 50 лет". Профессор Цас -- автор 23 книг, включая классический труд, "Миф о душевных болезнях", изданный в 1960 г. и всё ещё пользующийся большим спросом. В этом и других своих трудах профессор Цас резко осуждал своих коллег-психиатров за злоупотребление своим авторитетом, их поддержку насильственного заключения людей в психические больницы, и их готовность использовать такие радикальные средства, как сильные успокоительные лекарства и электрошок.

Но критика д-ра Цаса не ограничивалась психическими больницами и кушеткой психиатра. Он говорил о разложении структуры всего общества. "Психиатрия является частью общего либерального направления, утверждающего, что каждый [из нас, П.Б.)] является жертвой и что все имеют специальные привилегии, но не несут никакой ответственности. Эта точка зрения психиатров настолько утвердилась в американском мышлении, что люди даже не думают о ней, как о 'психиатрической'".

Такое осуждение психиатрии как корня всего зла, происходящего в американском обществе, заставляет задуматься. Почему такой специалист-психиатр, как Цас, не пошёл по пути наименьшего сопротивления и не стал обвинять такие явления как широкое употребление наркотиков, разложение семьи, или захлёстывающую волну аморальности? Почему он назвал психиатрию "главной разрушительной силой, которая влияла на американское общество в течение последних 50 лет"?

По-видимому, он прав, утверждая, что, в то время, как большинство американцев не обращало на психиатрию внимания, эта профессия прокралась в школы, в суды, в законодательные органы, в фирмы, где Америка работает и -- шаг за шагом -- в семью. Базирующаяся на атеистическом материализме, психиатрия постепенно заменила основы американского общества -- инидивидуальную (личную) ответственность, христианскую добродетель, высокие моральные стандарты -- привлекательными, но дешёвыми суррогатами, как-то: понижение моральных стандартов во имя избежания "стреса" и оправдание упадка личной ответственности "психологическими травмами".

Автор книги замечает, что истоки психиатрии -- материализм (или атеизм). Не случайно развитие психиатрии и её признание обществом идёт параллельно с развитием и укреплением материализма-атеизма и разложением христианства. Так, "отец психологии", Вильгельм Вундт (Wilhelm Wundt), уже в 1879 г. основал лабораторию экспериментальной психологии при Лейпцигском университете, а через три года, в 1882 г., Фридрих Ницше заявил: "Бог мёртв. Бог останется мёртвым. Мы его убили". Тут уже налицо переходный процесс -- от культуры, где в центре находился Бог (христианский), к культуре, где центром внимания становится человек. При этом человек, отличающийся от животных только лишь своей способностью соображать, человек без души, продукт генетики и окружающей среды.

Ученики Вундта значительно продвинули "науку" психологии и психиатрии (беру в кавычки, так как термин "наука" начал применяться к психиатрии её приверженцами с целью придать своей деятельности некоторый престиж). В Америке, Уильям Джеймс (William James), "отец американской психологии", предложил считать религию неким терапевтическим средством, так как она имела успокоительный эффект на верующих, см. его книгу "Разные религиии", изданную в 1902 г. Христианское понятие спасения подменяется материалистическим выживанием, грех -- болезнью, а такие христианские обычаи и обряды, как исповедь, облегчающая вину и снимающая грехи, стала заменяться индивидуальной или групповой психотерапией.

Другой ученик Вундта, Эмиль Крепелин (Emil Kraepelin), немецкий психиатр, изобрёвший термин "паранойя", заработал звание "отца психиатрии". Как и его учитель Вундт, Крепелин был убеждённым материалистом-атеистом, считавшим, что душевные характеристики являются наследственными (он даже рекомендовал стерилизовать некоторых душевнобольных для того, чтобы ущербные гены не передавались потомству).

В начале ХХ столетия на арену выходит основоположник ПСИХОАНАЛИЗА Зигмунд Фрейд (Sigmund Freud), открыто назвавший религию "врагом" и заявивший в своей книге о религии "Будущее иллюзий", что "по мере того, как сокровища наших знаний становятся доступными людям, всё больше и больше людей отходят от религии; сначала от её отживших и оскорбительных обрядов, а в конечном итоге и от её фундаментальных понятий". Интересно, что среди последователей Фрейда оказался необыкновенно высокий процент лиц со всевозможными половыми извращениями. СамФрейд, как известно, был кокаинистом и есть мнения, что его сексуальные теории явились результатом его приверженности к этому наркотику. Фрейд утверждал, что человек является продуктом своего личного опыта. Эта точка зрения положила начало понятию о "психологическом оскорблении" (или плохом обращении) в детстве, широко используемом в наше время в судах для оправдания преступлений или аморального поведения. Фрейд также утверждал, что неограниченная свобода половых связей между юношами и "приличными" девушками необходима -- в противном случае общество станет жертвой неизлечимых неврозов, которые сведут наслаждения, получаемые от жизни, до минимума, разрушат супружеские отношения и вызовут наследственную катастрофу в целом грядущем поколении.

Хотя "столпы" психологии и психиатрии зачастую спорили и не соглашались друг с другом по различным вопросам создаваемой ими "науки" о человеческом поведении, в одной области у них царило полное согласие: они все были воинствующими атеистами, все стояли единым дружным фронтом против христианства. И эта черта, заложенная в фундамент психиатрии её основателями, так и осталась доминирующей и по сей день. Так, опрос членов Американской ассоциации психологов, проведенный в 1976 г., показал, что 95% из них считают себя атеистами или агностиками. Такие же результаты были получены и в результате опроса членов Американской ассоциации психиатров.

Здесь создаётся парадоксальная ситуация. По данным статистики за 1994 г. количество атеистов в Америке составляло 0.5% (в строгом смысле термина "атеист" -- человек, отвергающий все религиозные верования и отрицающий существование Бога). Если к ним добавить "лиц, не исповедующих никакой религии, неверующих, агностиков, ‘свободно-мыслящих’ и сторонников светской школы безразличных к любой религии", то всего станет 7%. Другими словами, атеистические убеждения подавляющего большинства психиатров идут вразрез с убеждениями подавляющего большинства населения страны и, таким образом, подрывают основы американского общества. Интересно, что атеистическо-материалистическое мышление психиатров в первую очередь бьёт по ним же самим: согласно недавнему исследованию, из 32.000 психиатров Америки (составляющих одну треть всех психиатров мира), каждый шестой кончает жизнь самоубийством. Кроме этого, 68% из опрошенных психиатров признали, что страдают от той или иной формы душевного расстройства. А ведь психиатры, после того, как они узурпировали роль священников в области решения духовных проблем, взяли на себя ответственность за  здоровье человеческих душ. Чего же ожидать от их пациентов?

Наблюдаемый сегодня развал морали общества не произошёл в одночасье. Интенсивное наступление материализма-атеизма в психиатрических одеждах ведётся уже более ста лет. Теоретические высказывания Вундта и его учеников постепенно менялись на конкретные действия. Так, в 1945 г. психиатр Г. Брок Чисхольм (G. Brock Chisholm), весьма влиятельный президент ведущей психиатрической организации, Мировой федерации по вопросам психического здоровья, заявил следующее: "Целью всей эффективной психотерапии должна быть новая интерпретация и, в конечном счёте, искоренение понятия добра и зла, использовавшегося как основа воспитания детей, а также замена веры в правоту старого поколения разумным и рациональным мышлением". В пояснение своей мысли, он добавил: "Несомненно, большинство психологов, психиатров и других, пользующихся уважением людей, освободились от этих моральных кандалов и теперь могут свободно наблюдать и мыслить”.

Поучения чисхольмов о перемене подхода к воспитанию детей не замедлили сказаться на американских школах. Народное образование скатилось до уровня, когда оно, собственно, даже не заслуживает и самого названия образовательного органа. Средние школы в Америке ежегодно выпускают 100.000 неграмотных. Некоторые из них "продолжают" своё "образование" в высших учебных заведениях, где жульничество стало нормой поведения (как и пилюля ). Согласно одному недавнему исследованию, средний выпускник американского высшего учебного заведения прочтёт не больше одной серьёзной книги за всю свою остальную жизнь вне учебного заведения!

С этой точки зрения интересно повторить результат исследования, проведенного департаментами полиции и народного образования в г. Фуллертон, шт. Калифорния, в марте 1988 г. (население в 1988 г. -- 112 тысяч, т.е., город-представитель "одноэтажной Америки"). Целью исследования было сравнение "Семи главных проблем" в школах города в1940 и 1988 годах:

Основные проблемы в 1940 г.

 

Основные проблемы в 1988 г

1. Ученики разговаривают.

1. Употребление наркотиков.

2. Жуют жвачку.

2. Употребление алкоголя.

. 3. Шумят.

3. Беременности.

4. Бегают по коридорам.

4. Самоубийства.

5. Не соблюдают очередей.

5. Изнасилования.

6. Одеваются не по правилам.

6. Ограбления.

7. Сорят в классах.

7. Избиения.

Учитывая, что г. Фуллертон -- типичный маленький городок Америки, населённый "средними американцами", можно заключить, что он довольно точно отражает ситуацию по всей стране. Также учитывая, что вышеприведенная перемена в поведении молодёжи произошла в течение всего лишь 50 лет, во время усиленного развития в стране материализма-секуляризма, то можно ещё раз заключить, что общество, базирующееся на материалистических идеях, не только не способно к поддержанию высоких моральных принципов, но, наоборот, только способно ускорять их распад. И учитывая, что "молодёжь -- наше будущее", можно заключить, что будущее общества, воспитываемого психологами, довольно мрачно.

Такое разрушение моральных устоев идёт параллельно с ростом количества психологов вшколах, следующим геометрической прогрессии каждые 10 лет в течение тех же 50 лет:

Год

Количество психологов в школах

1920

20

1940

50

1950

100

1960

3000

1970

5000

1980

10.000

1990

22.000

Эти цифры приводятся Томасом К. Фейганом (Thoms K. Fagan), профессором и координатором программ по школьной психологии штатного университета в г. Мемфис (штат Теннесси). Не приходится удивляться, что влияние психологов в школах растёт, как снежный ком. Проявляется оно в виде новых предметов: обучению "чувствительности" и способности исполнять "роль", психологические тесты, руководства по любым вопросам (как когда-то священники) и пр. Сплошь да рядом целые классы совершенно нормальных детей заставляют принимать участие в этих занятиях. Уже здесь, в школе, детям начинают прививать понятие стреса и ВАЖНОСТИ ИЗБЕГАТЬ ЕГО любыми способами. В 1986 г., например, Центр прикладных исследований в образовании разработал широко использующийся сегодня "Стрес тест". В нём включены 80(?!) факторов, которые могут вызывать стрес. Ученик, проходящий этот тест, должен отметить в этом списке все факторы, которые, по его мнению, вызывают у него стрес. В конце списка ученика просят сосчитать количество факторов, вызывающих у него стрес и задаются вопросы: выше ли оно того, что ученик предполагал? Почему или почему нет? Хорошо ли это или плохо?

Сегодня на горизонте вырисовывается очередная "Эра реформы народного образования". Её программа именуется "образованием, базирующемся на результатах", "ОБР". Согласно книгеРона Сунсери (Ron Sunseri) "ОБР, правда об образовательной реформе", эта программа:

    1. Переносит упор с традиционного образования и делает его на перемены в поведении,отношения [к окружающему миру, П.Б.] и "чувств".

    2. Удерживает выдающихся учеников от достижения успехов, заставляя их подтягивать отстающих.

    3. Требует проведения психологических тестов на детях.

    4. Не выдаёт дипломы детям, которые не соглашаются с [моральными, П.Б.] установками, преподаваемыми в школе.

Не лучше дело обстоит и с судопроизводством. В 1994 г. ошеломлённый мир наблюдал как два набора присяжных в Калифорнии не могли придти к соглашению по делу двух взрослых братьев, Эрика и Лайла Менендез, убивших своих родителей. Не отрицая факт убийства, братья оправдывались тем, что родители, якобы, в детстве совершали над ними сексуальные насилия и они их убили в виде самозащиты. Другими словами, они решили использовать мысль, прививаемую психологами о том, что некоторые преступления могут быть совершаемы безнаказанно. Как только понятие о том, что преступники, совершающие насилия, получают алиби на случай любых преступлений, признаётся обществом, понятие личной ответственности за совершаемые поступки отступает на задний план. Люди забывают, что с начала времён уголовные кодексы писались не с целью объяснять человеческую натуру, а с целью контролировать её. В основе любого уголовного кодекса лежит понятие личной ответственности.

Психология постепенно начинает играть всё большую роль в способах оценки кадров, определения вида деятельности, на которую способен тот или иной служащий, а также в рабочем законодательстве. Например, в 1993 г. в Калифорнии вошёл в силу закон о "сексуальных приставаниях”, включающих "анекдоты на сексуальные темы, замечания по поводу фигуры или одежды работника, сексуальные комментарии или звуки, вопросы о половой жизни данного лица, употребление отечески-снисходительных выражений или замечаний, показ сексуальных изображений, документов, или предметов...". Этот закон -- прямое следствие признания психологического представления о том, что люди настолько слабы, что не смогут защищаться от притязаний своих сослуживцев и их так легко оскорбить и причинить им психическую травму, что они нуждаются в защите закона.

Кроме такого прямого вмешательства в жизнь фирм и их служащих, психологи изобрели множество других способов играть роль в деловых отношениях, как-то: "сгорание" руководящих служащих ("сгорел на трудовом посту"); обучение "чувствительности" (т.е. способности внимательно и с пониманием относиться к сослуживцам); обучение отношениям (с сослуживцами); управление "человеческими ресурсами"; семинары по развитию положительного отношения к своей работе и способности сосредотачиваться на ней; и т. д.

Особенную роль в деловой жизни играет понятие стреса. Фирмам приходится оплачивать всё время растущее количество исков за стрес, полученный на работе. Недобросовестные адвокаты и психологи пользуются тем, что определить стрес и связанные с ним "травмы" практически невозможно. В судах нередко наблюдается, как, скажем, два психолога, представляющие фирму, приходят (на основании одних и тех же наблюдений) к диаметрально противоположным заключениям, чем два психолога, представляющих истца. Выплаты по таким искам тяжёлым бременем ложатся на общества, страхующие увечья, полученные на работе, так как при их создании не учитывалось, что им придётся оплачивать и "психологические увечья".

Огромную разрушительную роль психология сыграла в эпидемическом росте злоупотреблений наркотиками. Поиски идеальной пилюли, влияющей на психику, велись психиатрами с самого начала их деятельности. Это вполне понятно, ввиду их материалистического, "биохимического" представления о сущности человека. В XIX столетии это были бромиды, подавляющие центральную нервную систему и использовавшиеся в качестве снотворного. Вскоре после бромидов появились барбитуары, используемые в качестве более сильных успокаивающих лекарств. В первой половине ХХ столетия был разработан целый ряд как успокаивающих, так и возбуждающих средств.

В 1954 г. в США появилось новое средство -- хлоропромазин (в просторечьи -- торазин). В течение восьми месяцев с момента его появления, оно было испробовано на двух миллионах пациентов и, по сообщениям средств массовой информации, могло "уничтожать [ваши, П.Б.] страхи и переживания". По мнению ведущего исследователя в области психиатрии, Хайнца Е. Лимана (Heinz E. Lehmann), торазин стал "фармацевтическим эквивалентом лоботомии" (варварской хирургической процедуры, превращающей человека в "овощь").

Появление торазина произвело, по-видимому, революционную перемену в социальном мышлении ХХ века: психиатры решили отказаться от закона, который человечество соблюдало с начала времён и гласящего, что нельзя решать жизненные проблемы (или закрывать на них глаза) при помощи лекарств, меняющих мышление человека. В качестве отговорки была дана "научная" причина: такие лекарства даются душевнобольным потому, что они больны! Ясно, что такой подход открывает широкую дорогу ЛЮБЫМ наркотикам, помогающим человеку "забыться" и, таким образом, хотя бы временно, "решить" свои жизненные проблемы. На практике это вылилось в повальное употребление всевозможных наркотиков в таких масштабах, когда общество, собственно, не справляется с этой проблемой, несмотря на то, что каждый новый президент США торжественно обещает во время своей предвыборной кампании "усилить войну(!?) с наркоманией". Но, так как каждый раз война эта ведётся с материалистических позиций и выражается в усилении полицейских мер, то результат тот же, что и при лечении туберкулёза микстурой от кашля: проблема наркомании продолжает расти. С православной точки зрения, понятно, проблема наркотиков не материальная, а духовная: наркотики помогают заполнить духовный вакуум, образующийся после отказа от религии и принятия материалистического-атеистического мировоззрения.

России же следует учесть плачевный западный опыт и не издавать указы, толкающие страну на этот путь, доказанно ведущий в пропасть, а приложить все силы к тому, чтобы восстановить веру предков -- русское православие.

П. Будзилович
Октябрь 1996 г.
Наяк, США

В начало

Rambler's Top100