Оглавление рубрики

12 января 2010 г. Редакция узла «Мысли о России» сообщала уже о трагических событиях в Свято-Андреевском приходе РПЦЗ(МП) в г. Санкт-Петербург, штат Флорида, см. ЗДЕСЬ, ЗДЕСЬ и ЗДЕСЬ. Публикуемый ниже рассказ мирянина Евгения Ивановича Леля – ещё одно свидетельство безобразий, происходящих там и по сей день (даже усиливающихся). Редакция МоР просит читателей обратить особое внимание на то, что теперешний настоятель этого прихода умудрился узаконить своё положение в невиданных доселе Сертификате об Инкорпорации и приходском Уставе, дающими ему права, которых нет ни у одного другого настоятеля РПЦЗ(МП). (По-видимому, в целях стремления темнить, текстов этих документов на русском языке на приходском узле редакция МоР не обнаружила.).

----------------------------------------------------------------------------------------
При перепечатке, ссылка на http://www.russia-talk.com ОБЯЗАТЕЛЬНА
---------------------------------------------------------------------------------------

+ + +

ЧЕМ ОТЛИЧАЕТСЯ КРАЖА ОТ ГРАБЕЖА,
или Ночь Перед Рождеством
у Мексиканского залива

Господа, после Ваших горячих обзоров в «Мыслях о России» про нашу далёкую Флориду, см. ЗДЕСЬ, ЗДЕСЬ и ЗДЕСЬ – нас тут всех по Интернету засыпают вопросами: как же это так можно, чтобы у боевых генералов-белогвардейцев – некие залётные «совки» украли их родную русскую церковь в мильён баксов? Да ещё и где – в Америке, в стране адвокатов?

Так это ж вы у старичков-белогвардейцев и спрашивайте – отвечаю. Я здесь за кордоном новичок, в американские и эмигрантские дела не лезу. Вот если б насчёт гебешных проделок – то тут лучше меня вам специалиста не сыскать. Тот самый битый, за которого двух небитых дают.

Конечно, когда в начале двухтысячных в Нью-Йоркском Синоде гебешные засланцы путч против первоиерарха Зарубежной церкви Виталия устроили – я услышал звук знакомой трубы. Они уже и здесь зашустрили!

А как после 11Сентября я сдернул в провинцию, так снова про них забывать начал было. Но тут во флоридском Питере, зимней белогвардейской столице, – наши старички сцепились с выдвиженцем из Московской Патриархии. Что им там в московском попе не нравилось – мне понять трудно, но профессиональной святости в нём не было видно ни на грош. «Совок-совком!» – говорят все.

Я тоже быстро в этом убедился – и к целованию евонной ручки уж больше 8-ми лет не подхожу. И всё реже ходил на его службы. При таких посредниках – мне лучше с Господом общаться напрямую.

А вот белогвардейских старичков жалко: две трети из них сразу же ушли к сербам и в прочие места – из своей же родимой, построенной на свои денюжки Церкви. А оставшиеся как-то ещё терпели глумление над Верой Христовой.

Но вскоре и они побежали. Поскольку пошла столь живо описанная Вами афера с «приватизацией» белогвардейской собственности. Бывало, соберусь уже в Церковь, – а вспомню эту братию, и уже не хочется.

А тут вдруг на днях узнаю, что из старой украденной церкви престол с иконостасом уже вывезли, и вот-вот будут освящать – уже построенную новую Церковь (вместо чем-то не понравившейся отцу Игорю вполне приличной белогвардейской).

Ну, в новых мехах и вину положено быть новому. После публикования в местных полицейских хрониках сильно пьяного портрета нашего пастыря, см. ниже – самое время ж ему становиться на путь исправления же ж? Христос якобы – велел терпеть? «Толерантностью» это сейчас называется.


О. Игорь Шитиков, май 2008 г.

Батюшка Игорь (третий от дамы в красном)
с собутыльниками отмечает Пасху 2008 г.


Фото батюшки Игоря из полицейского отчёта об аресте в пьяном виде.

А покудова новая церковь не освящена пока, то собираюсь я ехать на Православное Рождество – к белогвардейцам на другой берег залива, в Сарасоту. И тут мне звонят – наши уже поехали, просили и тебе передать: отец Игорь сегодня тоже Рождественскую службу проводит!

- Как же так же? Что вы говорите? Да новая церковь и не освящена ж ведь ещё – ведь даже куполов с крестами на ней нет?

- Так наверное уже освятили ж? В понедельник или во вторник может быть? Келейно?

- Странно как-то? И адреса точного у меня нету, это ж почти что в Клиэр-Вотере где-то? Выбрали, называется, место поприличнее! Из самого центра – забрались чёрт-те куда!

- Наши решили заехать вначале в старую церковь (тут ведь рядом) узнать – там должно же быть объявление для приехавших издалека, кто не в курсе.

Ясное дело, что при переезде любой конторы – щиты там с метровыми буквами стоят, на новое место переадресуют. А тут ведь церковь! На Пасху, Рождество, Троицу – люди из очень отдалённых городков приезжают.

Ну – и я тоже заскочил уточнить адресок туда. Ворота заперты на висячие замки – и нигде ни малюсенькой бумажки нету. Что же делать? Куда звонить? Воцерковленные все уже на службе – с выключенными мобилами. А остальным оно – совсем и не нужно. Значит – и не знают.

Кое-как ориентиры раздобыл-таки. Опоздал минут на сорок.

И правда, стоит здание в глубине – явно церковное. Но ни колокольни, ни куполов с крестами, – как и говорилось, на нём нет и в помине. Половина небольшой парковки для машин залита несхватившимся ещё бетоном. Остальные строительные буераки едва вместили какую-то дюжину машин. Так значит – и правда служба идёт!

Интересно, где же тут будут парковаться прихожане по большим праздникам? За пределами церковного дворика совершенно нет места для этого – скоростная дорога и частные запрещённые парковки кругом. А ведь на прежнем «неудобном для отца Игоря» месте – парковаться можно было где угодно. Даже в Великую Пасху не было проблем.

А тут многорядное шоссе перед входом, на нём не станешь. У соседних магазинчиков – по пять мест для покупателей. Если перед службой вы там станете, то, выйдя из трапезной, вы машины своей не найдёте – её совершенно законно увезут на «ликвидаторе».

Но заявлено ведь с амвона нам было, что новое место значительно лучше? А мне – и сейчас некуда стать. Осторожно рулю промеж машин в самый дальний угол дворика. Проезжаю впритык возле окна с горящей на подоконнике свечкой.

Микроавтобус у меня высокий, и мне хорошо видно сквозь окно, что в глубине небольшой комнаты в дверном проёме – стоит отец Игорь и машет мне кадилом. «Здрастьте»!- киваю. Он нехотя кивает в ответ. И только тут до меня доходит, что это ж он в Царских Воротах при входе в Алтарь с кадилом стоит. А перед ним за окном алтаря – на виду у всей паствы проезжают припозднившиеся пасомые.

Вот это модерн! И пастве интересно, и у меня – как бы новый вид сервиса: «DRIVE THROUGH» называется, как в Мак-Дональдсе. Окормили меня кадилом «из окна в окно» – и можно уже ехать дальше, не задерживаясь?

Только вот – не профанация ли это святого дела? Ну, не готова у вас церковь – так зачем же превращать службу в комедию? Хотя бы папиросной бумагою временно прозрачные стекла заматили? Чтобы прохожие сквозь алтарь молящимся – рожи не корчили. Это так в СССРе к праздничным датам всегда – недостроенные объекты парткомиссиям втуливали.

Помню, каким праздником для меня была свежепостроенная украинская церковь на Ист-Сайде Манхэттена. Вот что значит, когда не переделывают старый кинозал под святое место, а с самого начала культовое место планируют!

Перед тем, как зайти в храм, я на всякий случай осмотрелся ещё раз – может быть отец Игорь уже к магометянам переметнулся или к сатанистам, судя по предыдущим событиям? Ведь на непонятной принадлежности храме – никаких отличительных крестов найти никак не удаётся. Хоть бы мелом на двери Божий крест на время службы начертили?

Наша бабушка ругалась иногда: креста на тебе нет! И откудова она только знала? Вот вам, господа, фотография – может быть хоть вы мне поможете там Божий крест найти?

Отец Игорь заказывал проект американским архитекторам, за настоящие американские деньги. Внешний вид храма – ещё непоставленными куполами может быть и смогут потом исправить немножко. Но внутри – уже исправить ничего нельзя. Лично мне интерьер нового собора напомнил сборочный цех завода «Ростсельмаш» – где по боковым рельсам ходит кран-балка с подвешенным на тросах комбайном. И этот длинный высокий коридор расположен почему-то ПОПЕРЁК оси храма, параллельно иконостасу. Основная же масса молящихся стоит под низеньким скучным потолком, не видя из-за него ничего – в Божественной высоте будущего купола.

(Читавшие черновик этой статьи коллеги – разъяснили мне: поскольку денюжки – у отца Игоря, то и проект он выбирал «что подешевле».)

Это – у входящего в храм такое вот возвышенное «первое впечатление» получается. С архитектуры опускаем взгляд на прихожан. Хоть и Рождественская служба идёт, но народу очень мало, человек 30-40. А обычно же на большие праздники – даже вокруг церкви не протолпиться, не то что внутри.

Перекрестившись, слушаю службу. Взгляд витает по необычным росписям. Стиль мне нравится, что-то вроде мексиканского Сикейроса, охотника за тов. Троцким. Но вот почему, как и у пары ангелов, наш Господь, парящий над алтарём между ними, – лицом чёрен? У Сикейроса мексиканцы – посветлее будут.

Поставил свечку «за здравие» – этому новому дому Господню.

Зашли ещё несколько припозднившихся, но нашедших-таки дорогу. Погасили почти весь свет, только из алтаря яркие лампочки сквозь дверные щели слепили глаза. Но это я придираюсь, это-то со временем – можно будет и исправить, переосвятив потом храм.

Но вот – свершилось! Повсюду начинает поэтапно вспыхивать яркий свет – да это же Христос Родился! Действительно радостно! Но отец Игорь во время этого апофеоза – начинает славить почему-то архиепископа Илариона? Так кто же, спрашивается, родился-то? Архиепископ Иларион?

Тут уже говорилось о святости. Какая уж тут святость? Никакой благости-благодати Господней – здесь не наблюдается! Или это – в ночь перед Рождеством и не положено, если по-Гоголю? Тогда где же бесовщина?

Ну, нечистая сила ещё будет! Нечего забегать вперёд!

И правда, воздух начал сгущаться. Народ выстроился в длинную очередь для поцелуев креста и правой руки отца Игоря. За это – его помощник давал каждому, как я услышал: «мясца и крови Господней». Первые жующие индивиды начали расходиться по домам.

Лично мне, ни плоти Господа Бога Нашего, ни целования руки нашего героя полицейской хроники – ну никак не хотелось. Ещё восемь лет назад я в две недели разобрался с этим попом – и уже ни разу ему ручку не целовал. Я с Господом Богом – и без таких посредников разберусь.

Мы вышли на минутку – проводить знакомого к машине. Была кромешная тьма – и никакого намёка на луну или хотя бы месяц. А ведь мы Гоголя ещё в школе проходили – мне следовало бы и насторожиться. Силы зла в эту ночь – царствуют безраздельно! Можно было бы уже и уехать, но я неосмотрительно вернулся в храм – пообщаться с несколькими премилыми старичками.

Никак я не мог понять: как это можно проводить христианское богослужение – в неосвящённой ещё церкви, без куполов и заранее освящённых крестов? Не вертеп ли это разбойников? Ведь в Православии это считается расколом, и нарушители (от попов до епископов) предаются Запрещению в служении Господу.

Даже видавшие виды «белогвардейцы» слегка опешены: ведь и действительно – ересь и раскол!

Проверяем потом Правила Освящения по патриаршему интернет-сайту:

- «Если храм выстроен заново, а не переосвящается после осквернения насилием, то освящению храма предшествует:

- чин на основание храма (это служба при закладке фундамента);

- чин на воздвижение-поставление креста (служба перед торжественной установкой креста на кровле, после завершения строительства);

- чин благословления колокола»...

Читаем ЧИНОПОСЛЕДОВАНИЯ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ:

- «после завершения строительства епархиальный иерей (епископ Гавриил)....освидетельствует храм, и если окажется, что всё готово и устроено должным образом, то разрешает освящение храма и назначает день его»...

- «чин освящения храма (после церемонии поставления крестов) начинается с устройства престола (или перенесения его из прежнего храма) – в знак вселения Бога в храм».

Вы уже поняли, господа, что освящение освящению рознь? Одно дело побрызгать святой водою крутой лимузин, и совсем других грандиозных церемоний требует – епископское освящение-переосвящение храма. На этот всенародный праздник – даже из Европы отцы Церкви съезжаются. Для более широкой доступности - все канонические церковные правила выложены в Интернете. Наберите по поиску «освящение храма» к примеру. Там будет множество однотипных статей с мелкими отклонениям. Например в одном месте воздвижение креста, а в другом его постановление. Начать можно с самого краткого и простого: http://ru.wikipedia.org/wiki/Освящение_храма .

Продолжим:

- «по правилам Вселенской Церкви, священослужение в храме, не освящённом от епископа (то ли Гавриила, то ли Илариона? ) должно считаться Расколом и подлежит Запрещению».

- Если же освящённая церковь осквернена насилием, то служба в ней запрещается, и может быть возобновлена лишь после переосвящения.

- Переосвящение требуется и после проведения каких-либо работ в церкви, а в особенном порядке – когда рабочие заходили в алтарь и тем более – касались престола.

Вот так вот! Вы тоже в шоке? Для стройности изложения мы с вами зайдём на официальный сайт отца Игоря:

От греха подальше мы сделали фотокопию, сами догадываетесь почему. А здесь вам меленькими буковками – для экономии места:

РАСПИСАНИЕ ПЕРЕНЕСЕНИЯ ПРЕСТОЛА
СВ. МУЧ. АНДРЕЯ СТРАТИЛАТА В НОВЫЙ ХРАМ

Его Высокопреосвященство
Митрополит Восточно-Американский и Нью-Йоркский ИЛАРИОН
Первоиерарх Русской Православной Зарубежной Церкви
благословил следующий порядок перенесения престола св. мученика Андрея Стратилата
во вновь построенный храм в честь Его святого имени, а так же посещение нового храма
Курско-Коренной иконы Божией Матери – Одигитрии Русского Зарубежья.
==========================================
2 Января 2010 Суббота 3 ч. дня – молебен св. муч. Андрею Стратилату в старом храме
и перенесение престола в новый храм архиерейским чином (епископ Гавриил).
5 ч. веч. – Всенощное бдение в новом храме
===========================================
3 Января 2010 Воскр. 10 ч. утра – Встреча Преосвященнейшего Гавриила епископа
Монреальского и Канадского и литургия в новом храме.
===========================================
Все богослужения сочельника и Рождества Христова в период с 4 по 8 января
совершаются в новом храме согласно расписанию.
===========================================
9 суббота 3 ч. дня – Встреча Курско-Коренной иконы Божией Матери
и молебен с пением Акафиста Божией Матери
5 ч. веч. – Всенощное бдение
===========================================
10 Воскр. 10 ч. утра- Встреча Высокопреосвященнейшего митрополита Илариона,
литургия и крестный ход с Иконой вокруг храма.
В настоящее время работы по завершению строительства идут по намеченному плану.
В храме установлены полы, идет роспись внутренних частей храма, а также строительство автостоянки.
В скором времени будут установлены купола. В это время, когда завершаются работы,
мы очень нуждаемся в вашей финансовой помощи.

Итак, как сказал бы Шерлок Холмс или женевский резидент ГРУ Витька Суворов: этого материала достаточно, чтобы предать анафеме и отца Игоря Шитикова, и епископа Гавриила, и архиепископа Илариона (нового главу нашей Зарубежной церкви), совершенно бескорыстно взявшего нашего Остапа Бендера под свою персональную защиту! Но благо, теперь над ними всеми есть начальник – в Московской Патриархии. Их есть кому наказать!

Давайте-ка поможем далёкому московскому начальству разобраться: вовсе не случайно ведь в этом вот приказе Его Высокопреосвященства Илариона – при всех этих празднованиях ни слова не сказано об ОСВЯЩЕНИИ новой церкви (нашу Божью церковь освящать, выходит, – вовсе и не предполагается, что за святотатство такое?).

Это, оказывается, вовсе не отец Игорь коварно обманул далёкое нью-йоркское руководство, солгав им о полном завершении строительства Божьего храма. Нет-нет, это вся «священная» троица разом (как Вицин, Никулин и Моргунов) – вошли в преступный кощунственный сговор.

Из приказа вытекает (а мы тут в Сан-Пите и самолично видим), что храм построен наполовину лишь, росписи стен не закончены – еженощно продолжаются, купола будут неизвестно когда. Соответственно, и освящённых крестов пока что ставить неначто. Потому их и не ставили по «чину воздвижения креста». «Чин благословления колокола» тоже нигде в приказе Его Высокопреосвященства Илариона не указан. Можете проверить, перечитать ещё раз.

Приехавший 2 января для инспекции готовности храма епископ Гавриил – должен был «освидетельствовать храм, и, если окажется, что всё готово и устроено должным образом, то разрешить освящение храма и назначить день его»...

Высокопоставленный инспектор убедился, что и правда – половины храма ещё нет, и назначил дату освящения нижней половины (это судя по его действиям, но вовсе не по тексту приказа Его Высокопреосвященства Илариона) – непосредственно на послеобеденное время того же самого дня.

Душа из тела прежней белогвардейской церкви была вынута – и отвезена на автобусе в недоделанную половину нового строения. Епископ Гавриил и наш благочинный отец Игорь – напару внесли ковчег-вместилище Бога в непонятное здание без крестов.

Эта акция, названная в приказе Его Высокопреосвященства Илариона «перенесением», – почему-то имела юридические последствия ОСВЯЩЕНИЯ НОВОГО ХРАМА. Это поскольку тут же началось Всенощное бдение – вплоть до утренней литургии нашего Преосвященнейшего Гавриила, епископа Монреальского и Канадского – в здании совершенно неизвестной конфессии, без крестов. (Впрочем: то, что это была не синагога или мечеть – я абсолютно уверен – они не позволили бы своему храму функционировать без опознавательных знаков.)

Тут хотелось бы уточнить, что крест кресту рознь. Это как ваш портрет, скажем: один портрет сделан хулиганами мелом на заборе, а другой вклеен в паспорт. Купольный крест – это и есть паспорт храма. Троцкисты снимали именно кресты с наших храмов. Снять с купола крест – это как боевому кораблю или крепости спустить флаг, то есть – сдаться противнику (Сатане?).

Некоторые могут возразить, что были же на шеях присутствующих – золотые крестики же ж? И отец Игорь потом на лбах кисточкой с елеем – тоже кресты рисовал? Но это, господа, совсем не те кресты. В бане тоже почти на всех крестики висят, но баня всё-таки не Божий храм! Так что если купольные кресты на здании отсутствуют, то это может быть – всё что угодно. Может быть даже и баня.

Неспроста я так нерешительно входил в неизвестное здание, хоть в окошке и увидел отца Игоря. Многие ведь в человеческой истории – меняли свою веру. Если бы я не опоздал, то обязательно бы заранее спросил его, по какому именно обряду – мы сегодня будем молиться в этом помещении? Христос ведь – и у католиков с протестантами, и у мусульман с евреями. Одни его пророком Иссой называют, другие городским сумасшедшим. А на стенах – ведь не одно только распятие нарисовано, там ещё и язычник Пилат, и Сатана рогатый, и ещё какие-то таинственные личности.

Повторим пройдённое: епископ Гавриил убедился, что здание не готово, тем не менее преступно устроил «перенесение престола» в неготовый к освящению храм. Мало того, что там ещё куча работы художникам и строителям, требующей потом повторного переосвящения, но ведь ещё и первичного освящения там нельзя проводить, поскольку чётко указано, что «освящению храма предшествует: чин на воздвижение креста и чин благословления колокола».

С крестами мы уже разобрались, но ведь и про колокол ничего в приказе архиепископа Илариона не упомянуто. А может быть – освятили колокол, но забыли записать? Но что-то этот колокол себя на праздничной Рождественской службе – не проявил почему-то?

То есть, по вполне объективным показателям: кощунственное перенесение престола – освящением нового храма никак не является. Храм освящён не был, что было отлично известно и на самом верху в Нью-Йорке (см. приказ). Тем не менее ежедневные богослужения отца Игоря – архиепископом Иларионом не прерываются, включая и великий праздник Рождества Христова. А ведь это Закон, что «священослужение в храме, не освященном.....должно считаться Расколом и подлежит Запрещению».

Более того: архиепископ Иларион не отменяет и своего личного служения в этом вот неосвященном храме – по приезде своём во Флориду в конце недели со знаменитой иконой. То есть, тень Иларионовского кощунства падает и на эту икону?

Получается, что не один лишь отец Игорь совершает святотатство, а все трое, по предварительному сговору. Более того: вы знаете, чем отличается кража от грабежа? В первом случае – похищение тайное, а во втором – явное. Так и с предстоятелем Иларионом. Местные белогвардейские организации неоднократно жаловались лично ему об этой Краже Века. А он в ответ – взял отца Игоря под персональную защиту, лишив других епископов возможности «схватить вора за руку». То есть Кража Века – у него стала демонстративным Ограблением белогвардейцев!

Я понимаю, мои дорогие читатели, что всю эту вот вышеизложенную синодскую казуистику – вы терпели лишь потому, что вам очень хотелось узнать и предостеречься – от чертовщины и нечисти, распоясавшейся в Ночь перед Рождеством – в незащищённом знамением Креста помещении. И вы правы.

Они приблизились ко мне – возле свечного киоска, когда мы обсуждали вышеозначенную проблему с ещё одним уважаемым человеком. Их было трое: раб Божий Николай, известный нам тем, что последний год он приехал исполнять обязанности диакона у отца Игоря, и постоянно он хвастался в трапезной, что работает (или работал?) в американском ЦРУ. Это первый случай в моей практике, когда столь серьезная организация позволяет своим работникам так себя афишировать. Обычно бывает наоборот. Одного даже посадили тут, когда он вякнул, что коллега его – цеэрушник.

Вторым приблизившимся был тоже почему-то дьякон (сколько их там у него?) – говорящий только по-англицки, для чего его там и держат.

Третьим был штатский раб Божий Саша, известный всем лже-адвокат, пристающий к старушкам насчёт оформления всяких доверенностей и завещаний. Я его и узнал-то по приезде именно поэтому: не успел отвернуться, как моя 80-летняя мамулька приносит от него какие-то принтерные каракули, якобы доверенность на получение пенсии. Поверьте, я был очень вежлив.

Так вот, «офицер ЦРУ» наседает и говорит мне:

- Отец Игорь велел нам выгнать вас из церкви, поскольку вы в своих статьях пишете про нас всякие гадости, поливаете грязью! Незваный гость хуже татарина!

Ага! Вот оно! Они нашли-таки виноватого, который «включил свет и всё опошлил»! По Интернету ходит уйма историй про поразительные делишки нашего церковного Остапа Бендера, начиная от копий его сомнительных купчих, жалоб прихожанок и кончая полицейским рапортом – о задержании в пять часов утра человека, похожего на отца Игоря, в соседнем городе Тампа. Он рулил огородами в сторону моста через залив, находясь в такой степени «усталости», что даже отказался дунуть в специальную трубочку.

На полицейском сайте представлена и фотография задержанного, который – если открыть ему как-то глазаньки и убрать красно-синий цвет лица – будет очень даже похожим на нашего попа Игоря. Но назвался он почему-то профессором местного университета. Хотя и ФИО у него было отца Игоря, но исключать возможность двойника-тёзки никто тем не менее не может.

Не буду утверждать, что я не читал всех этих цедулок про нашего духовногго отца, не отвечал на вопросы нью-йоркских друзей и даже не помогал жалобщикам правильно расставить запятые. А почему это я должен скрывать всё – я же не подельник евонный?

В то же время я нигде и никогда не утверждал, что это всё мои статейки. С чего это они решили, что я – единственный грамотный индивид в Западной Флориде? Стихами, прозой и суровым языком протокола – обязан уметь изъясняться любой выпускник десятого класса.

Так вот они, значит, решили – что я и есть автор всех этих материалов (про фотографию они не сказали). Значит, я их всех поливаю грязью? Но почему это раб Божий Николай решил, что единственная найденная в статьях информация о нём, что он называет себя сотрудником ЦРУ, – является грязью? В этой организации наверняка работают вполне приличные люди. Впрочем, ему виднее.

Понятно, им нужен скандал сейчас. Чтобы обвинить меня в драке и сдать в полицию. Это подтвердилось буквально через минуту.

Арсенал трюков КГБ в своё время – был довольно скуден: они давали оплеуху подопечному, он начинал возмущаться – и его арестовывали за драку. Заранее проинструктированные «свидетели» завершали дело. Свидетелей они подбирали самых недалёких – и если дело доходило-таки до суда, то встречные мои вопросы – доводили зал до колик от хохота.

Вскоре стать очередным свидетелем – желающих уже не находилось. К тому же я сразу же складывал свои руки на груди – и утверждать, что я в таком виде дрался – было довольно проблематично. Гебня даже вынуждена была выдумать для меня специальный термин в своих протоколах: «Лель принял позу пассивного сопротивления»! Значит – всё-таки сопротивлялся?

Итак, раб Божий Николай (что из органов) говорит, что отец Игорь (а он, выходит, не раб?) – не приглашал меня в церковь.

Прежде чем открыть рот, я заблаговременно принял позу пассивного сопротивления (чем привёл непривычного американца – к грани панического бегства):

- Передайте отцу Игорю, что я пришёл в Храм Божий общаться вовсе не с ним, а с Господом. И приглашение мне сюда от третьих лиц – вовсе не требуется. Христос же приглашал в свой храм именно грешников, дабы возбудить в них желание к покаянию. Стыдно вам с отцом Игорем этого не знать!

Возникла пауза. Съели?

- Ну нет, это мы-трое просто не хотим, чтобы вы тут про нас писали. А не подчинитесь – вызовем полицию!

Поза у меня прежняя:

- Вот это хорошая мысль! Надеюсь, полиция мне объяснит, почему это одни рабы Божии препятствуют другим рабам Божиим общаться с Создателем в Божьем храме. Вызывайте!

Очередная пауза. Полицию никто не вызывает. Американец слегка уже отдышался. Наступает черёд адвоката Саши:

- Да я тебе сейчас просто морду набью, очернителю! – говорит он грозно, разворачиваясь в размахе.

В другой бы ситуации – я рассмеялся. Сашу все знают, как тихого забитого недотёпу. И даже жалеют его за это. Я даже не удостаиваю его ответа. Руками сделать приглашающего жеста я не могу, но взглядом подбадриваю: «Вперёд, на винные склады!»

Эта пауза у них – уже совсем глупая. Раб Божий Николай уже сообразил, что лучше не позориться – и молчит. Раб Божий Саша понимает, что пинг-понг сейчас на его стороне, но никак не въедет, что же ему теперь делать.

Эх, плохо я штудировал классическую литературу! Ведь у Гоголя же чёрным по белому написано, что именно делал Хома Брут, когда нечистая сила начала окружать его в ночной церкви. Был бы у меня в кармане кусочек мела, то я очертил бы на полу вокруг себя круг – и тогда даже стоявший поодаль с приспущенными веками Вий моментально потерял бы меня из виду! Я горячо рекомендую всем своим уважаемым читателям: без мела к отцу Игорю на службу не ходить!

Я долгое время работал хоть и не театральным, но телевизионным режиссером. И с актерами общался постоянно. Поэтому профессионально вижу, когда актер переигрывает, когда путается с текстом, подавая реплику не вовремя.

Сейчас на моих глазах самодеятельный актёр Саша мучительно вспоминает свой текст: как же именно они там перед наездом договаривались. Евонная «сверхзадача» актёрская – мне понятна: наглостью реплик возмутить меня, спровоцировать размахивание руками, и устроить свалку «трое на одного» – чтобы вызвать полицию. «Жёны-мироносицы», естественно, всё подтвердят!

Я вопросительно поднимаю брови. Ну? Наконец-то он что-то вспомнил, но – «ни всклад – ни влад»:

- Я просто боюсь – не рассчитать силу удара!!!

Я кисло прищуриваю глаз: непростое это дело, мол, товарищ? Стоило ли и подряжаться, неумеючи? Только вот твои подельники – крепко тебя, адвоката, подставили! У многих мобильники сейчас пишут звук, а заученная тобою фраза означает «публичную угрозу убийства»! Ведь не рассчитав силу удара – ты боишься чего? Ты боишься убить меня?

Саша, конечно, не дурак. И мимику мою понимает правильно. Поэтому он совсем уже скапустился, не боец. Пора ребятам уходить?

Но ответственный за операцию у нас ведь – самозваный «офицер ЦРУ»? Каково ему будет перед отцом Игорем отчитываться? Так ведь и с довольствия могут снять!

Он могуче толкает меня животом и тут же отвешивет макаронину мне по шее. У него ещё есть надежда, что я сейчас брошусь назад на обидчика.

Вот когда мне пригодилась та самая «поза»! Балансируя руками от падения – я невольно давал бы им шанс сымитировать заварушку. Я, конечно, не упал, но дал время пристяжным – прийти в себя и тоже броситься ко мне с затрещинами.

Их задача сейчас – не отключить меня, а наоборот стимулировать к сопротивлению. Поэтому их удары, отрежиссированные нашим церковным «специалистом из Лэнгли», – носят нарочито оскорбительный характер. А какие удары для нас оскорбительные? Затрещины по шее, оплеухи, хватания сзади за воротник, «солдатским-манером-под-ж*пу-коленом», а для дам ещё и – плевки в лицо. Записывайте на будущее!

Беседа наша велась с соблюдением церковных приличий по степени громкости. Но и не шёпотом. Поэтому многие прихожане смогли насладиться красотою момента: метра три до выходной двери эти трое били меня в шею и коленями под зад, удерживая одновременно за воротник от падения – ведь руки у меня всё время – не забывайте – были сложены на груди. Поэтому и двустворчатую выходную дверь я с грохотом «открыл» – своею головою.

Вся компания с разгону дружно вывалилась в ночную, не по-флоридски морозную тьму. Одной из «жён-мироносиц» было поручено, очевидно, – быть свидетельницей уличной части драки. Она совершенно окоченела там, спрятавшись за машиною. Поэтому, когда искомой драки так и не состоялось, она побыстрее бросилась мимо нас – погреться в помещение Божьего Храма. По-логике, она совершенно не могла знать, что именно произошло только что в Божьей церкви, но чтобы хоть как-то отыграть свои коврижки – на бегу по-комсомольски отрапортовала: «А мы за ним всё время следили – он даже и к ручке отцу Игорю не подошёл»! Спасибо, хоть не плюнула.

Надо ли объяснять, что руки свои из подмышек – я так за всё это время избиения и не вынимал? Кто-то выглянул на минутку: так вызывать полицию или нет, мол? Получалось, что вызывать не надо. Мы стояли друг перед другом – как «стояние на Угре» с татарами было. Или как три богатыря (два Поповича и Саша-адвокат) – и фраернувшийся со своим неудачным раскаяньем грешник. Они героически блокировали своими телами – моё направление на входную дверь, к спасению души.

В возникшей паузе между раундами – до организатора мероприятия дошло, что все три варианта мотивов их эпического свершения – никуда не годятся. Вначале ж они гнали меня по приказу отца Игоря, потом – якобы трое рагневанных частных лиц, потом вообще наш адвокат сказал, что это акт его личного мщения, а в золотых ливреях – это его секунданты?

Чушь собачья получается. Теперь, отдышавшись немного, он выдал четвертую версию:

- Это мы – по решению Церковного совета вас изгнали!

Вот так! Изгнали! Это они меня «изгоняли», оказывается, – как Христос изгонял из храма ростовщиков и менял? Благородно звучит, но не клеится никак. Менялы с ростовщиками в храме были на работе (как и оба дьяконы эти), на осуждаемом всем миром – процентном бизнесе.

Я же пришёл в храм как клиент (не скажу, как странствующий Христос, но вроде), оставив свой одиноко журчащий компьютер, на котором, как они думают, я что-то там писал. Мы могли бы поспорить – о сути написанного там. Но тогда ведь – ещё и неизвестно, кого бы пришлось «изгонять» нам из храма?

Для чего создан храм Господень? Не для крышевания ведь аферистов с недвижимостью? Нет, храм Господень создан для спасения заблудшей души. Если вы считаете мою душу заблудшей, то вам как раз меня – за руки к себе в храм тянуть нужно.

Вот посмотрю я в храме в честные глаза отца Игоря (пока они приоткрыты еще) – и западет искра Божия ко мне в сердце, и я стану точно таким же – как вы сами. Вот так вот!

А если вы журналиста к себе не пускаете, значит вам есть что скрывать от общественности. Помните, как Шукшин говорил: «Нет такого справедливого дела, о котором нельзя было бы сказать людям». Значит, дела у вас – несправедливые?

Кстати, очень многие уважаемые люди – именно так и считают..

Насчёт же заседания Церковного совета: теперь понятно, почему вас из органов изгнали – за недомыслие! Когда же этот ваш Церковный совет успел собраться-то, если я приехал в разгар службы, а мероприятие и сейчас ещё не закончено? Никто ведь во время службы коллегиально не уединялся, все на виду.

Может быть, вы собирались ещё накануне? Но я же уже полгода у вас не показывался. Вчера – я и сам не знал, что приеду.

Поздравляю – снова соврамши!

Только вы не думайте, господа, что я так вот метал там бисер перед свиньями. Все эти аргументы они знают и без меня. «Адвокату» Саше я вообще, кажется, ни слова не сказал. Это вам лишь я – для расширения кругозора растолковываю ситуацию.

Лучше всех текст разыгрываемого сценария знал, конечно же, раб Божий Николай:

- Вы, Евгений Иванович, можете быть прощены лишь одним только путём. Выступите-ка перед всем миром – и покайтесь в своём очернительстве. Как проголосуют миряне? Потом будет решать Церковный совет. И если разрешит, то посмотрим, что скажет нам отец Игорь?

Мне как-то вдруг показалось, что я вернулся на двадцать лет назад, на собрание родного производственного коллектива Ростовского Телерадиокомитета. Из двух десятков бунтарей – не покаялись у нас только трое.

- А отчего же мне такая честь, господа? Все пьяницы, совратители, расхитители старушечьих наследств и общественных фондов – каются отцу Игорю индивидуально, келейно, без свидетелей. Причём, отпущение грехов – им гарантировано автоматически.

А из-за меня, грешного, – почему-то нужно собирать собрание, вести подсчёт голосов, составлять протоколы, передавать их на утверждение в высшие инстанции. Да к тому же и прощение, как я понял, – вы мне не гарантируете?

Рабу Божьему Николаю самому стало стыдно – он перевёл стрелки трамвая и начал растолковывать американскому дьякону: кто я такой и почему именно – они с ним тузили меня в этой церкви.

- Так этот диакон, оказывается, и не знал, кого и за что он бьёт в храме Божьем? Вы только сейчас объясняете ему это постфактум?

Рабу Божьему Николаю – совсем нечего было мне ответить. Поэтому я перевёл свой вопрос – на англицкий. Американский представитель повторно дал слабину – и молча убежал назад к себе в святилище.

Раб Божий Николай – был рад поводу последовать за ним.

Раб Божий Саша остался – в слабой надежде, что я хоть сейчас-то ему наедине – отвешу-таки трендюлей?

Пауза затягивалась. Ситуация усугублялась ещё и тем, что сейчас вот там первые двое – оправдываются перед заказчиком, а Саша там отсутствует. А отсутствующий ведь – всегда виноват!

Вот тут бы ему в темноте-то и без свидетелей – и выразить бы то свое благородное негодование, которым он так кипел во Храме: двинул бы меня по морде вполсилы – и поскорее назад греться? Но как-то оно – нет?

Скривился он горько и пошёл назад на расправу. Как-то не по-блатному это всё. Взамен никто не вышел.

Ну что же, провокация уже закончилась? А ещё ведь можно бы разыграть – и попытку изнасилования «жены-мироносицы» на ночной автостоянке?

Но нет. Вся нечисть у нас тут от мороза – попряталась у отца Игоря в неосвящённом храме! Мало того, что безбашенный храм – неосвящённый, но в нём же только что произошло НАСИЛИЕ! А это значит, что с утра его обязаны закрыть, вплоть до нового епископского переосвящения. (На следующее утро я рылся через Интернет в патриархальных кондуитах – нашёл всё, кроме «чина переосвящения так и не освященного храма»).

Новый предстоятель Зарубежной церкви Иларион уже купил билеты, чтобы прилететь к нам на Крестный ход вокруг так и не освящённой церкви. Церковь к несчастью будет закрыта теперь, но зато он сможет покаяться с паперти (а паперти-то там и нет) перед собравшимся народом: в попустительстве преступным деяниям отца Игоря. Говорят, что архиепископ Иларион отсюдова прямо – отправится на замаливание тяжких грехов в Иерусалим.

Очень грустно. Одна мне, правда, сказала потом: ну подумаешь – пара оплеух, дюжина затрещин и десяток подж*пников в Святой Церкви! Что же это за насилие? Вот если бы тебе там голову отрезали; или, выключив свет, посадили бы на кол – тогда ещё можно было бы переосвятить слегка. А так – наше Его Высокопреосвященство и глазом не моргнут, отслужат службу хоть где!

Я, конечно, тоже замёрз! Кое-как высвободил затёкшие руки из «позы пассивного сопротивления». Украденного месяца – чёрт не вернул пока. Темнотень! Впрочем, украденную церковь – ведь тоже никто возвращать не собирается? Добровольно, во всяком случае...

Ну что же, прорываться мне туда к ним по новой – совершенно незачем. Погуляю-ка я вокруг новостройки – бесовщины я уже не боюсь, они уж отстрелялись. Надо мне сейчас разобраться, почему же меня побили в церкви именно сегодня, и именно в самом конце службы?

Статьи про о. Игоревы проделки – висят ведь в Интернете уже почти два года. Коситься-то холуи на меня косятся, но за два года сколько ж уже было возможностей им – устроить такую же вот провокацию? Не устраивали. А может быть было так, что недавно появилась новая статья, которую тоже на меня вешают? Нет, не слышал я такого. Последние полгода я вообще у них не появлялся. Но что же изменилось за эти полгода в теплоте наших отношений – в отличие от предыдущих полутора? Ничего, всё по-прежнему!

Значит, что-то новое случилось – буквально сегодня? Вернее – во время службы. Или даже – в самом конце её? Ведь если заранее они решали почему-то меня не пущать, то не пущать нужно было бы сразу же, как только я пришёл. А не тогда, когда я чуть было не уехал уже, вслед за друзьями.

Но не ждали же эти силы зла – момента кражи месяца, когда они уже смогут царствовать безраздельно? Нет, эта братия и при свете дня не очень-то стесняется.

А что же там такого случилось – после отъезда части моих друзей? Я вернулся и просто беседовал со старичками насчёт странностей с неосвящением храма? Агаааа, это уже что-то «теплее» стало?

Если жёны-мироносицы следили за мною, подхожу ли я отцу Игорю к ручке (вроде бы он этого и сам не знал?), то точно так же они могли вертеться и слушать тематику моих разговоров с корифеями. И об этом – постоянно докладывать.

Значит, эта братия вдруг узнала, что я заинтересовался странностями с игнорированием Православного освящения храма? Зная мой характер, они поняли, что скрывать и отмалчиваться я не буду. Значит, меня нужно как-то нейтрализовать?

В России меня проще всего было бы кокнуть. Но тут с такими делами не шутят. Я-то и сам не телёнок, могу отбиться. А главное, за мною по старой памяти приглядывают спецслужбы: мужик этот себе на уме – а такие ребята иногда отмачивают всяческие штучки. Вот и нарвётся отец Игорь на настоящих особистов, а это вам не наш самозваный Николаша?

В таком вот случае, действительно, упрятать меня в полицию за «драку в святом храме» – единственный для жулья выход. Даже если я быстро из тюряги выкарабкаюсь, то всё равно у них будет повод отбрехиваться: «Это ж тот Лель, который пьяную драку в церкви устроил? Да он же ж нам – просто мстить пытается. Кто же ему, клеветнику, станет верить теперь»?

Логично? Логично! Если у кого-то есть более стройная версия – можно обсудить. Теперь следующий шаг: что из этого предположения вытекает? А из этого предположения вытекает то, что афера с освящением – намного серьезнее, чем нам тут всем поначалу показалась. Неспроста ведь они вдруг – начали ходить с козырей?

Первым делом я прямо сейчас, ночью – заеду проверить наличие крестов на старой церкви. Когда я туда заезжал перед службой за адресом – отсутствие крестов мне бы бросилось в глаза, наверное? А неснятие крестов – это такая же важная штука, как и неустановление их.

Внешне – наша погубленная старая церковь выглядит действующей. Даже вполне естественное объявление о переезде – они побоялись повесить. Маскировка? Изнутри – престол с иконостасом увезли, но снаружи-то этого не видно. Снаружи – всё как и было!

Приезжаю – кресты точно не сняты! А это стопроцентная констатация, что церковь числится действующей. Хотя под её именем уже совсем другая церковь живёт (непонятной конфессии, под автокефалом отца Игоря), службы там идут, как бы в освященной уже. Хотя по непонятной пока причине – об освящении новой церкви и речи нигде нет?

Про автокефал мне подсказали казаки-красновцы, прочитав черновик. В прошлом январе, как раз на Татьянин день, 25-го дня – разогнавший белогвардейцев из их родной церкви отец Игорь выпустил вместе с «жёнами-мироносицами» свой новый Устав. Помимо прочих интересностей, там написано, наш приход отныне к Зарубежной белогвардейской церкви не относится. Сепаратически отделился он, как САСШ в своё время от Великобритании. А к кому же он приклонился? К той самой Московской Патриархии? Нет! Да неужели ж к Протестантам с Папой Римским? Нет, но это уже ближе. По новому Уставу – он вполне это может. Перевыборы отца Игоря и принципиальное решение, к кому именно им приклониться, – решает теперь ПРИХОД (жёны-мироносицы), а вовсе не царящий в Нью-Йорке предстоятель Русской Православной Церкви Зарубежом митрополит Иларион.

Это что же получается? – спрашиваю. Достаточно ему пригласить как-нибудь вечерком в Храм свою жену и пару жён-мироносиц, выставить махальщиков у светофоров, чтобы Женька Лель снова не заявился, – и можно, запершись, «голосованием прихода» перевести нас всех под омофор Турецкого султана, получается? Так лучше ж тогда к талмудеям? Или вообще к сатанистам каким-нибудь? У них, говорят, денег немеряно?

Так вот, оказывается, почему эту новую церковь не освящают по Православному обряду? И никаких конфессионных знаков на стенах строения – даже мелом там не написано! А я-то, глупый, крещусь там себе по-старинке, по Православному обряду! Вот бесы на меня и навалились! Это комсомолки меня выследили! Теперь ясно, за что меня там побили: попробуйте-ка вы в мечети, скажем, – полчасика покреститься по-нашенски. С вами там – то же самое произойдёт...

- Стоп-стоп-стоп! – говорю я казакам-красновцам. Что вы мне чепуху городите? Автокефальный Устав отца Игоря действительно мы фотографировали на евонном сайте. Неспроста он там только на заграничном языке написан, чтобы прихожанки не прочли. Это пока по-вашему еще. Но вот почему же тогда сюда – епископ Гавриил с архиепископом Иларионом зачастили? Он же ж им не подчиняется совсем?

- Так для маскировки же ж! – отвечают мне казаки-красновцы. – Они ж все втроём....

Нет, я дальше не могу! Я эту вставку впечатывать прекращаю! Не может быть, чтобы духовные пастыри... Если Кирилл с Иларионом нам больше по Уставу не начальники, то оно и понятно, что они церковь отца Игоря освящать – никак не могут. Это то же самое, что нам Папу Римского пригласить для освящения. Он же нам тоже не начальник пока?

На чём там я остановился? Это вот тут внизу – я ещё вчера писал, до консультаций с этими казаками (хотя я и сам немножко казак). Не удивляйтесь смене настроений:

...стоит там даже громадный крест наземный при входе – с надписью на постаменте, что это та самая церковь Святого Андрея Стратилата, по документам которой уже фунционирует совсем другая церковь в другом месте! Не потому ли у отца Игоря и дьяконы – в двух экземплярах бегают?

Эх, не будите спящую собаку! – говорят аборигены. Напрасно вы меня затронули, ребяты!

Перерыл дома весь Интернет, убедился, что мои поверхностные знания – соответствуют официальным церковным канонам, которые кратко я уже и привёл в середине статьи.

Нарушения канонов страшные – а на такое ведь дело просто так не идут! Напали мы с белогвардейцами на горячий след! (Эти белогвардейцы – не красновцы вроде).

Еду я следующим вечерком, не скажу откудова, – прямо мимо вчерашнего нового храма. Тормознул доснять существенные подробности. А в святой праздник Рождества – там в храме строительные работы идут, и снаружи и внутри! И никаких надзирающих от отца Игоря не приставлено. Ходи где хочешь с папироской, включая священный алтарь неприкосновенный. На престол удобно банки с пивом ставить – столов-то в зале нет? Не хочу подставлять ребят-строителей, потому кое-что изменил пока в тексте. По проверенным мною утром канонам: после такого строительного непотребства – церковь немедленно закрывается и переосвящается потом епископом заново. (Я уже запутался, сколько раз её нужно переосвящать).

Дело закручивается крутое, поэтому железное правило тут – не держать все яйца в одной корзине. Фотографии немедленно дублировать и рассылать по разным адресам куда подальше. То же и с текстами.

Немедленно вызвал нескольких белогвардейцев для констатации факта. Покудова они ехали, заснял ещё прибывших дружков с пивом. Обзвонил и редакции: передал информацию, получил инструкции по безопасности. Мы ещё при диссидентстве наладили всё дублировать. Поэтому разовые аресты – дела не останавливали.

Сразу заявляю, что необходимости нам проникать без разрешения в «частные владения» – нет никакой. Не маленькие, криминалом не занимаемся. Фото-объективы у нас мощные, а окошки, как вы помните, пока что совсем прозрачные, не матированные. Днём снаружи работы видны лишь возле подоконника, а вот ночью – видимость по всей церкви, меняй только точки съемки. Ребята работают там во вторую вечернюю смену.

Разъезжались мы с обворованными белогвардейцами – затемно. С шоссе видно лишь, что больше всего света в алтаре. На территорию церкви заруливать – дураков нет. А вот с соседней автостоянки – вся внутренность видна даже без телеобъективов. И что же там такого хорошего? А ничего хорошего: люди работают даже в алтаре. Ставят баночки с краскою и на подоконник, и куда-то назад, где кроме святого престола – ничего быть не может.

Выше вы уже читали об организационных последствиях осквернения алтаря с престолом? Нужно церковь немедленно закрывать – и переосвящать по полной программе.

А причины всего этого вышеизложенного непотребства в том, что трое «духовных» лиц – сознательно пошли на нарушение святых канонов.

За что положено – отвечать!

PS: Заново перечёл статью, уже вернувшуюся после редакторской правки. И плохо спал потом, и проснулся в омерзении – сразу в душ. Такое ощущение после отца Игоря, что в вертепе разбойников побывал. А собственно...

Аборигены говорят: Если оно бегает как собака, кусается как собака, лает как собака – то может быть, это собака и есть?

активно отлучённый
раб Божий – Евгений ЛЕЛь cо товарищи.

=========================

Аппендикс,
а по-нашему: дополнение
.

Сразу же после сатанинского шабаша в хоромах у отца Игоря - во Флориду прилетел Первоиерарх Зарубежной Православной Церкви митрополит Иларион. За неделю до этого - у нас тут проводил инспекцию евонный "приближённый шофёр Синода" Жорик, впоследствии сделанный епископом Гавриилом. Он, оказывается, - старинный дружбан нашего отца Игоря. Понятен треугольничек?

После их совместного отказа от освящения нашего нового храма по Православному обряду, а тем более после случившегося в Ночь перед Рождеством насилия в Божьей Церкви – ни о какой службе и запланированном Крестном ходе, конечно же, речи быть не могло.

У местной паствы мнения разделились. Одни считали, что прибывший Первоиерарх выведет на паперть в рубище-гноище связанным – бывшего отца Игоря. И перед всем честным народом начнёт отвешивать ему оплеухи, приговаривая: «А разве не учила тебя мама, что воровать нехорошо»?

Другие же считали, что свалить всё на мелкого исполнителя – Организатору всей этой миллионобаксовой многоходовки не удастся. И придётся ему, после всенародного покаяния – лететь (пешком ему идти по воде не получится) в какой-нибудь иерусалимский монастырь на принятие схимны. С длительным изнурением себя сушеными акридами и кузнечиками.

Наша же группа склонялась к мысли, что одно должно следовать за другим. И оплеухи – и пострижение в монахи. А самое главное должно быть: отдание богохульника на растерзание толпе. Да и шофера Жорика надо ж не забыть!

Как устроены настоящие вериги – я не знаю. Поэтому ограничился мотком обычной бельевой веревки и поехал к десяти часам утра, согласно вышеприведённому распорядку – к этой вот так и не освящённой пещере Али-Бабы.

Выбрал поудобнее точку обзора – чуть в сторонке, достал блокнот, включил отопитель на малые обороты – и стал предвкушать Акт торжества Добра и Справедливости.

Вот есть такое нехорошее человеческое чувство, как злорадство. Хотя это всё на этот раз – происходило при свете дня, но дьявол перебрался через четырехрядное шоссе и начал искушать меня.

Все те мрачные претензии, которые я высказывал тут отцу Игорю по его выбору «лучшей церкви с лучшими условиями» – сейчас вот, на моих глазах начали сбываться!

Мы уже писали здесь про небольшую и жёстко лимитированную парковку на новом месте. В прежней белогвардейской церкви – непомещавшиеся в церковном дворе машины можно было ставить через узкую дорогу с неоживленным движением, на специально купленном земельном участке. Этого вполне хватало на обычные богослужения.

А вот на большие церковные праздники – машины в неограниченном количестве можно было расставлять по обочинам подъездных дорог во все четыре стороны от Божьего храма, поскольку кругом был тихий частный сектор, без магазинов и общественных заведений.

Изгнанные отцом Игорем из Церковного совета «белогвардейцы» рассказывали, что мэрия в первую очередь официально запрашивает, сколько ЗАРЕГИСТРИРОВАННЫХ прихожан в вашем приходе. Именно столько «посадочных мест» должно быть для машин на церковном дворе. Большинство-то молящихся – вольноприходящие, незарегистрированные. Но жизнь показала удобство такого способа подсчёта крупности прихода.

И сейчас я своими глазами убеждался, что мэрия эти правила вовсе не для выбивания взяток придумала. «Все инструкции – пишутся кровью»! Справедливость этого старого выражения я в очередной раз лицезрел перед новой «удобной» церковью.

Служба только что началась, и машины постоянно притормаживали перед забитым транспортом двором. Парковаться было негде! Незабетонированная половина двора была наглухо забита машинами, без всяких проходов. А свежезабетонированная – была покрыта полиэтиленом, придавленным тяжёлыми шлакоблоками. В январе бетон схватывается медленно. И когда он схватится наконец, то та же самая ситуация повторится и со второй половиной двора.

Но уж тогда-то уже – всё будет хорошо? Да ничего подобного! «Посадочных мест» вовсе не удвоится. Максимум – раза в полтора больше будет. Потому что при разметке – должно быть оставлено выверенное безопасное место для проездов, должны быть обязательные клумбы и деревья. Это только сегодня лишь полиция проспала, что машинами забиты все газоны вдоль шоссе и багажники некоторых – торчат на проезжую часть шоссе.

Это значит, что при новом праздничном наплыве – люди так же вот снова будут притормаживать на проезжей части, и выходящие пассажиры неизбежно начнут попадать под проносящийся мимо транспорт.

Смотрю на церковь, довольно много матерей выходят с плачущими детишками (замерзли, наверное) – но уехать домой не могут. Забито – значит забито. Если нет въездов, значит нет и выездов. Не дай Бог вспыхнула бы огнём какая машина (бензин есть бензин) – то выгорели бы все машины начисто. Разве что несколько крайних – смогли бы уехать. Только вот как бы их водители – к ним пробились через море огня?

Все мы наслышаны про «американское сексотство». И только тем, что все американцы забились по домам сейчас при этой рекордно низкой температуре (+3*С), – я объясняю факт, что никто не позвонил из них «911» об этом поповском беспределе.

Вот подъезжает одна из вышеописанных «комсомолок», пытавшихся отправить меня в тюрьму. Не долго думая, объезжает выставленный владельцем соседнего магазинчика турникет – и занимает одно из нескольких мест, зарезервированных для покупателей этого магазина. «Каков поп – таков и приход»!

Телефон висит у меня на шее. Тут же на столбе табличка с просьбою вызывать круглосуточный ликвидатор «Black Jack» по такому-то номеру. Как бы вы поступили на моем месте?

Я цыкнул на диавола – и углубился в захваченную с собою книжку. Я хоть и американец, но всего лишь с двадцатилетним стажем – мелкую мразь давить брезгую.

А что же делают остальные припозднившиеся прихожане? Иногда прямо по нескольку машин стоят на проезжей части, не зная что делать. По жестикуляции видно, что им советуют парковаться возле жилищного комплекса напротив, где за каждым жителем закреплен пронумерованный шмат асфальта.

С другого краю тоже магазинчики с пятачками для покупателей. Наша публика мнётся – не для того они ехали через океан, чтобы поганить чужую страну. Но администрация отца Игоря не оставляет им выбора. У большевиков этот метод развращения населения назывался «ссучиванием». А с амвона о.Игорь нам говорил что-то там – о спасении души?

Если вам не надоело, то скажу ещё, что левее жилищного комплекса на изрядном отдалении стоит технический комплекс, который я бы назвал газгольдером. Там хранятся большие аварийные запасы газа-пропана. Потому-то и дистанция вокруг газгольдера, что если это рванёт – то мало не покажется.

Для обслуживающего персонала, наверное, – там небольшая стояночка, с броско пронумерованными местами. Саша-адвокат парковался именно там.

Может быть – они убедили кого-то в мэрии, что от машин прихожан отца Игоря – пропан не взрывается? Я не знаю. Но какой-либо таблички, что это стоянка для посетителей церкви – там нет.

Ну, хватит про эти дурацкие стоянки! Где же обещанный Крестный ход? Кому ж это интересна афёра отца Игоря – представившего в мэрию фальшак, что у него в приходе – три калеки всего? Калеки будут потом, когда начнутся жертвы. А сейчас давайте про Предстоятеля Илариона.

Уж не знаем, верить или нет, но перебежчик из полка Игорева рассказал нам очень складную версию: м. Иларион был начальником о. Игоря и беззастенчиво покрывал его многоходовку с «приватизацией» белогвардейского храма и пр. недвижимости. Но когда приблизилось время собирать урожай – о. Игорь по просьбе жён-мироносиц отделился от Зарубежной церкви, отдалился от Московской патриархии и, похоже, порвал вообще со всем христианским миром. В соответствии с последней версией приходского устава, дающего право о. Игорю на «самоопределение», голосованием «прихода» он может пристегнуть всех своих «пасомых» к магометанству, а то даже к легендарным сатанистам? Это-то мы и сами догадывались. Начальства теперь над ним-голубчиком нет. Но говорят, что м. Иларион обиделся: «Игорь, а деньги»? А тот: «Какие деньги? Зачем тебе столько, старому? Ты мне больше не начальник»! Вы можете в такое поверить? Я – нет! Но вот теперь, мол, по хитрому игореву раскладу – ему нужно обменять хороший старый храм на туфтовый новый (вы видели «пенопластовые» колонны?). Храм нужно освящать, а сделать это может только епископ. А откуда у нашего бескупольного Игоря епископы? Не те же «трое из ларца»? Тогда он подговорил дружка Жорика (еп. Гавриила) – даром он что ли епископ? Хоть и из чужой церкви теперь. Тот прикинулся согласным, но рассказал всё м. Илариону. Они вместе и подставили нашего автокефала под грубейшее нарушение церковных правил – и коварно бросили его посреди дороги. Святой престол – не чемодан ведь, чтобы его носить туда-сюда, из старого храма в новый и обратно? А он ещё и службы уже начал в неосвящённом храме, да ещё без крестов. То есть – стал еретиком, но никто об этом пока не догадывается. А м. Иларион уже и авиабилеты – якобы на Крестный ход – во Флориду купил: будем договариваться, мол! Но о. Игорь поновой слух пустил, что снова освящение будет – ещё лучшее. А сам вокруг храма – линию Маннергейма устроил непроходимую: «Раз уж приехал, то придётся освящать»! А м. Иларион, говорят, прикинулся хворым: «Утром деньги, вечером – стулья»! – говорит. Вот и не случилось в игоревском удельном княжестве ни Крестного хода, ни обещанного освящения.

Прибывшего с патриаршим визитом вельможу – через чёрный ход в новую церковь не поведут. Машину ему парковать не надо, у него новый Жорик есть. Пройдя мимо большущей ловчей ямы (метра два глубиною – метров пятнадцать в длину) – высокий гость с трудом пробирается промеж хаотически скученных машин к парадному входу.

Это лишь когда я на днях через эту дверь заходил – там не было никаких ориентирующих надписей. Сегодня же на мятой бумажке написано, что хода нет, заходите за углом. Я немножко опоздал, поэтому не знаю – было ли сделано исключение для Первоиерарха «Российской Православной Церкви за Рубежом», или же он зашёл в здание неизвестной конфессии – как и все остальные граждане через дворницкую?

Я хотел, было, записать в блокнот название проектной организации, где так дёшево продают проекты Божьих церквей, но перед входом в храм наткнулся почему-то на стенд – с рекламой огородных насаждений?

Я уже описывал оригинальность выбранного отцом Игорем проекта. Когда сегодня одна дамочка вывела маленького внучика пописать и прогуляться заодно, то они протиснулись промеж машин к тому самому окошку, что « DRIVE THROUGH » называется. Дама воспользовалась особенностями конструкции, подняла малыша на руки к окошку: «А вот там наш папочка стоит за попами со свечками! Сделай папочке козу»?

Не волнуйтесь, описывать пересказ службы я вам не буду – все службы, даже в неосвящённом храме, примерно одинаковы. Нам потом объяснили, что помимо Первоиерарха – там было ещё четыре диакона и один дополнительный священник. Не знаю, пытались ли они всем скопом отца Игоря вязать. Но знаю точно, что не повязали. Отбился?

Конечно, при Крестном ходе можно было бы кликнуть клич: «Хватайте Мазепу»! Но объявленного вышеприведённым приказом (перечитайте-ка) Крестного хода – без объявления причин почему-то не случилось. А ведь люди-то со всей Флориды на такое торжество съезжались!

Ну, что тут говорить? Вы уже и сами всё без нас поняли! Победила дружба! Дружба между похитителем построенного белогвардейцами на свои денюжки храма – отцом Игорем, между евонным дружбаном бывшим водителем – Жориком, и между евонным шефом – митрополитом Иларионом.

Вовсе и не по недоразумению, а сознательно – они новый храм освящать по Православному обряду отказались, конфессию храма держат в секрете, служат службу там кому-то непонятному, а в конце службы – бьют!

Январь 2010 г.

В начало

Rambler's Top100