8 июля 2007 г. Предлагаемый ниже отрывок из трудов свят. Василия Великого хорошо описывает сегодняшнее состояние множества христианских церквей несмотря на то, что писал он это более 1600 лет тому назад.

----------------------------------------------------------------------------------------
При перепечатке, ссылка на http://www.russia-talk.com/ ОБЯЗАТЕЛЬНА
----------------------------------------------------------------------------------------

Оглавление рубрики

Изображение настоящего состояния Церквей
Свят. Василий Великий (+ 379 г.)
«Русь Православная», №18 (1591), 15/28 сентября 1997
( Печатается по новой орфографии .)

С чем сравним настоящее состояние? Без сомнения, оно подобно морской битве, в которую мужи браннолюбивые и привыкшие к морским сражениям вступили с раздражением друг против друга за давние обиды. Смотри же на это изображение! Как страшно с обеих сторон устремляются ряды кораблей и, когда гнев достигает высшей степени, схватившись, начинают борьбу! Предположи, если угодно, что корабли покрываются сильною бурей, что мгновенная мгла, разлившись из облаков, очерняет всё видимое, что невозможно различить ни друзей, ни врагов, и от смятения не распознаются подаваемые друг другу знаки. Для большей ясности подобия предположим ещё, что море надувается, из самых глубин бьёт клубом вверх, что из облаков льёт стремительный дождь, что началось страшное треволнение гонимых бурею валов, и потом, что ветры отовсюду стремятся к одной точке, и оттого корабли с треском взаимно сталкиваются, и стоявшие в боевом порядке, частью передаются неприятелям и в следствие самой борьбы переходят в их власть, а часто поставлены в необходимость вместе и отталкивать наносимые на них ветрами ладьи, и сопротивляться нападающим на них кораблям, и убивать друг друга во время мятежа, произведенного завистью к превосходству других и желанием каждого самому одержать верх. Вообрази ещё сверх этого, что всё море оглашено там какими-то смешанными и неразличимыми звуками от свистящих ветров, от взаимного ударения кораблей, от шума кипящих волн, от крика сражающихся, которые выражают страсти свои всякими голосами, отчего не слышно голоса ни кораблеправителя, ни кормчего, а видны какой-то ужасный беспорядок и смятение, и чрезмерность бедствия при отчаянии в жизни производит в них то, что грешат с совершенным бесстрашием. Присовокупи какое-то неисцельное беснование честолюбия в тех, которые на кораблях, так что они не оставляют между собою спора о первенстве, когда корабль погружается уже в глубину.

Перейди же теперь от сего изображения к самому первообразу зла. Не казалось ли некоторым образом прежде что иномыслие арианское, отделившись от Церкви Божией для противоборства с нею, одно, своими только силами, противостоит нам в рядах неприятельских? Но когда, после продолжительных и жестоких споров, вступили они с нами в явную борьбу, тогда брань приняла много видов и разделилась на много частей; потому и по общей вражде, и по частной подозрительности во всех поселилась непримиримая ненависть. И это обуревание Церквей не свирепее ли всякого морского волнения? Им сдвинуты с места все пределы Отцов, приведены в колебание все основания и все твердыни догматов. Зыблется и потрясается всё поставленное на гнилой опоре. Друг на друга нападая, друг другом низлагаемся. Кого не низринул противник, того уязвляет защитник. Если враг низложен и пал; то наступает на тебя прежний твой заступник. До тех пор взаимное у нас общение, пока сообща ненавидим противников. А как скоро враги прошли мимо, друг в друге видим уже врагов. Сверх того, кто исчислит множество кораблекрушений? Одни утопают от нападения врагов, другие от тайного злоумышления споборников, иные от неискусства управляющих. В ином месте Церкви со всеми своими членами потерпели повреждение, как о подводные камни сокрушившись об еретические ухищрения; другие, быв врагами Духа спасения, взялись за кормило, но подвергли крушению веру. А смятения, производимые князьями мира сего, не сильнее ли всякой бури и всякого вихря совращают с прямого пути народы? Подлинно какое-то плачевное и горестное омрачение объемлет Церкви, после того, как изгнаны в заточение светила мира, поставленные Богом просвещать души людей. А непомерное соревнование друг против друга делает людей бесчувственными, когда близок уже страх всеобщего разрушения. Ибо частная неприязненность сильнее общей и народной войны, когда общей пользе предпочитается слава одолеть врагов, и настоящее упоение честолюбия дороже наград, ожидающихся в последствии. Поэтому всё равно, кто только как может, заносят убийственные руки друг на друга. А какой-то грубый клич людей, взаимно сталкивающихся по своей охоте к спорам, и неясный крик, и неразличимые звуки неумолкающей молвы наполнили собою всю уже почти Церковь, то прибавлениями, то убавлениями, извращая правый догмат благочестия. Одни увлекаются в иудейство чрез слияние Лиц, а другие — в язычество чрез противоположение Естеств. Недостаточно богодухновенного Писания для их сближения, апостольские предания не решают взаимных между ними условий примирения. Один предел дружбы — говорить в угождение друг другу; и один предлог к вражде — не соглашаться во мнениях. А сходство в заблуждениях вернее всяких клятв на участие в раздоре. Всякий — богослов, хотя и тысячи пятен лежат у него на душе. Оттого у этих новоделов большое обилие в помощниках к произведению мятежей. Поэтому получают предстоятельство въ Церквах самопоставленные и низкие искатели, отринувшие домостроительство Святого Духа. И поелику евангельские уставы бесчинием приведены в совершенную слитность, то неописанная толкотня около председательских мест; всякий честолюбец силою вынуждает дать ему первенство. А от такого любоначалия напало на людей какое-то страшное безначалие; отчего совершенно бездейственны и напрасны стали увещания начальствующих; всякий в невежественном кичении рассуждает, что он обязан не столько слушать кого-нибудь, сколько сам начальствовать над другими.

Посему полагал я, что полезнее слова — молчание, потому что голос человеческий не может быть и слышим среди такой молвы. Если справедливо изречение Екклесиаста, что « словеса мудрых в покои слышатся » (Еккл. 9, 17); то при настоящем положении дел весьма было бы неприлично сказать это о сих людях. А меня удерживает и сие пророческое изречение: « смысляй в то время премолчит, яко время лукаво есть » (Ам. 5,13). Теперь одни подставляют ногу, другие ругаются над падшим, а иные рукоплещут; но нет человека, который бы из сострадания подал руку поскользнувшемуся; хотя по ветхому закону не избавлен от осуждения и тот, кто пройдет мимо, увидев « осля врага падшее под бременем » (Исх. 23, 5). Не то делается ныне. От чего же? От того, что во всех охладела любовь, исчезло единодушие братий, и неизвестно стало имя единомыслия, прекратились дружеские увещания, нигде нет христианского милосердия, нигде нет сострадательной слезы. Некому поддержать немощного в вере; а напротив того, такая взаимная ненависть возгоралась между единоплеменными, что каждый падению ближнего радуется больше, нежели собственным своим добрым делам. Как во время моровых поветрий и те, которые со всею тщательностью берегут свое здоровье, заболевают наравне с прочими, заражаясь от одного обращения с больными: так и ныне все мы стали подобны друг другу; овладевшая нашими душами страсть к спорам всех увлекает в соревнование худому. От того у нас неумолимые и жестокие ценители неудач, непризнательные и неприязненные судии успехов; и зло, кажется, укоренилось до того, что стали мы неразумнее бессловесных животных; ибо они, если одной породы, живут одним стадом, а у нас жестокая война и с нашими домашними.

По всему этому надлежало молчать; но к иному влекла любовь, которая « не ищет своих си » (1 Кор. 13, 5), и любит преодолевать все затруднения времени и обстоятельств. Нас и вавилонские отроки научили исполнять свои обязанности хотя бы и никто не радел о благочестии. Они и среди пламени песнословили Бога, не рассуждая о множестве отметающих истину, но довольствуясь друг другом, когда их было трое. Поэтому и нас не привела в бездействие туча врагов, но, возложив упование на помощь Духа, со всяким дерзновением возвестили мы истину. Если бы мы этого не сделали, то было бы бедственнее, если бы хулители Духа могли бы легко быть ободрены в своей атаке на веру истиную; а мы, хотя бы и имея такого Заступника и Защитника, могли бы не послужить учению, которое преданием Отцов было сохранено непрерывной памятью до наших дней Но нашу ревность всего боле возбудила пламенность твоей нелицемерной любви, непоколебимость и спокойствие твоего права, которые ручаются, что сказанное мною не будет разглашено многим не потому, что оно недостойно оглашения, но чтобы не бросать бисера свиньям. И сем довольно...

Творения свят. Василия Великого», МДА, т. 1., из гл. 30, СПб, 1911 г. )

Rambler's Top100 

В начало