8 марта 2007 г.

Оглавление рубрики

---------------------------------------------------------------------------------------------
При перепечатке, ссылка на http://www.russia-talk.com ОБЯЗАТЕЛЬНА
---------------------------------------------------------------------------------------------

ВЕЛИКИЙ ПОСТ
Из книги архиепископа Нафанаила (Львова) «Ключ к сокровищнице»

Святая Православная Церковь еще со времен апостольских совершенно точно и ясно говорит: «Кто не постится в святую Четыредесятницу, тот да будет отлучен от Церкви» (Апостольское правило 69). А между тем кто теперь среди нас соблюдает пост? Даже в религиозных, даже в церковных семьях совсем забыли об этой краеугольной заповеди христианской.

И это не со вчерашнего дня. С того момента, когда двести лет назад в православную, крепко сколоченную, прочно обоснованную русскую жизнь ворвались чужие струи, первое, что поспешили нарушить наши соблазненные новыми веяниями предки, была заповедь Церкви о посте.

И преподобный Серафим Саровский сто с лишним лет назад, видя ясным духовным оком эту червоточину в русской душе, несмотря на наружное великолепие, мощь и славу Русской державы тогда, недвусмысленно говорил: «Россия гибнет, потому что русские люди перестали соблюдать пост».

«Просвещенные люди» XX века отнеслись к этим словам как к чудачеству праведного старца, как к доказательству его узости и неразвитости. Несмотря на все встряски и переоценки, и среди нас многие к этим словам любимого святого склонны относиться так же. А между тем они глубочайшим образом серьезны и совершенно истинны. Православная Россия не погибла бы, всего кровавого ужаса наших дней не было бы, если бы русские люди не забыли пост.

Вдумаемся в смысл нашей жизни не с привычной земной, телесной точки зрения, а с Божией — вечной. Для чего мы живем? Чтобы наследовать вечность. Чтобы мы созрели до способности ее наследовать.

Для этого наша душа облечена в тело, а телу для жизни дается пища. Все это в плане Божием подчиняется одной цели — служить величайшему процессу, для которого сотворена и существует вся вселенная. Пища служит телу, тело служит душе, а душа повинуется Богу, Церкви и тем возвращает себе богоподобие, делается сонаследником Небесного Царства, соцарем с Богом (см.: Откр 5, 10).

И вот весь этот Божий план, весь этот вселенский процесс нарушается, если иерархия переставляется, если душа начинает служить телу, тело начинает работать только для пищи, творя из нее кумира, ничем не ограничивая ее велений.

Пост же бережет правильность иерархии отношений. Даже самый грубый, самый примитивный пост, с объедением грибными пирогами, с осетринами и балыками в дни, когда рыба разрешена. Потому что тело, пресытившись одним родом пищи, начинает требовать другого, — а вот я, душа моя, не повинуется этому требованию тела, ставит его на подобающее ему подчиненное место, не по гигиеническим, не по экономическим соображениям, а по чисто духовным, по послушанию Церкви и Богу, отказываясь от того или другого рода пищи в определенные, Церковью установленные дни.

Многогранно значение поста. В нем некий дар, приносимый нами Богу от того, что Он дает нам, и таким образом постом благословляется, освящается, усваивается Богу вся наша телесная пища. В нем ограничение нашего тела и подчинение его духу. В нем упражнение в послушании Богу и Церкви.

И Сам Христос недаром говорит о темной сатанинской силе: «Сей же род изгоняется только молитвою и постом» (Мф 17, 21; Мк 9, 29). Потому в наше время и завладели бесовские силы так полно, так безраздельно миром, что человечество забыло, оставило пост.

Напрасно возражают некоторые: «Сейчас мы и без того голодаем. Это тот же пост». Нет, эта скудость пищи, этот голод по всей земле — не пост. Это Божие наказание за попрание поста. Для служения чреву, соблазненные угождением ему, люди попрали заповедь Божию, не захотели ничего приносить в дар Господу от Его дара, от своей пищи, сделали ее кумиром. И Божия рука без жалости сокрушает кумира. Кумиров Господь всегда безжалостно сокрушает, ибо Он ревнивой любовью любит нас, наши бессмертные души, сотворенные Им для Своей бесконечной любви и вечной радости, а кумиры делают нас неспособными к этой любви и радости.

Посмотрите: когда люди хранили пост, они — примитивные, технически слабые — тем не менее пищу свою имели всегда в изобилии. А теперь, гордые безмерным могуществом своей техники и богатством всех сил и даров почти до конца покоренной природы, они не имеют куска хлеба, чтобы насытить свое чрево, поставленное ими во главу угла.

Но эта скудость, эта голодность не заменяет поста. В посте самое дорогое и единственно нужное для Бога — его добровольность, свободное желание человеческого духа исполнить заповедь Божию и принести Ему дар, отказавшись во исполнение этой заповеди от того, к чему стремится его тело. А подневольный пост нравственной ценности не имеет.

Насколько важна заповедь о посте, показывает то, что первой заповедью, данной Богом людям, была именно заповедь о посте Адаму и Еве, и все многовидное, многогранное зло, проросшее с тех пор в человечестве, явилось последствием нарушения этой именно заповеди. Потому что, любя людей и желая, чтобы они любили Его, Господь знал, что любовь развивается от дел, от выполнения желаний любимого. Так и мы, когда постимся, оживляем этим свою душу, свои личные отношения с Богом, вводя в жизнь свою не теоретически, но практически выполнение Его повелений.

Если мы это хорошенько поймем и осознаем, для нас не будет уже казаться странным ни слово преподобного Серафима, ни апостольское правило, отлучающее от Церкви нарушителей поста.

И если в наше время по малодушию, по боязливости не звучит грозным торжественным прещением в храме такое отлучение, которое часто могло бы показаться лицемерием в устах архипастыря или пастыря, самого согрешающего против заповеди о посте, то Господень закон остается неизменным и неподкупным. И своими глазами мы видим, как люди, попирающие ту или другую заповедь Божию, за попрание которой уставы церковные полагают отлучение от Церкви, как будто сами отходят от церковной жизни, хотя официально и молчит отлучение. Это Божий Промысл лишает безграничного церковного счастья, неизмеримого церковного богатства тех, кто это счастье, это богатство не хочет, не умеет ценить.

Воспользуемся постом, оживим им наши души. «Постимся постом приятным, угодным Господеви. Истинный пост — удаление зла, воздержание языка, подавление в себе гнева, отлучение от похотей, от злословия, ото лжи, от клятвопреступления. Воздержание от сего есть истинный пост».

И еще: «Постящеся, братие, телесне постимся и духовне, разрешим всякий союз неправды, расторгнем стропотная нуждных изменений, всякое списание неправедное раздерем. Дадим алчущим хлеб и нищия бескровныя (бесприютных) введем в домы, да примем от Христа Бога велию милость» (стихира на вечерне в среду 1-й Недели поста).

+ + +

Краткий биографический очерк.

Владыка Нафанаил (в миру Василий Владимирович Львов) родился в Москве 30 августа 1906 года. Тринадцатилетним мальчиком он был старшим мужчиной в семье, бежавшей от наступавшей Красной Армии из Томска в Манчжурию (Китай). Там он окончил Харбинское реальное училище (1922), работал рабочим на Китайской Восточной железной дороге (1922–1929), изучал богословие в Свято-Владимирском институте (1928–1931), был келейником и секретарем камчатского миссионера архиепископа Нестора (Анисимова).

В 1929 году он принял монашество, в постриге получил имя Нафанаил, был рукоположен в сан иеромонаха. Трудился законоучителем в детском приюте при Доме милосердия в Харбине. С 1935 по 1936 год находился на миссионерском поприще в штате Керала, в Южной Индии. С 1937 по 1939 год был начальником православной миссии на Цейлоне. По возвращении в Харбин он был возведен в сан архимандрита, а в 1939 году вступил в братство Преподобного Иова Почаевского в Ладомировой на Карпатах (Словакия), был помощником настоятеля монастыря.

В 1945 году он был настоятелем Воскресенского собора в Берлине. Во время Второй мировой войны отец Нафанаил принимал активное участие в духовно-просветительской деятельности Русской Православной Церкви Заграницей («РПЦЗ») на оккупированной немцами территории СССР. По окончании войны он участвовал в спасении так называемых «перемещенных лиц» – советских граждан, добровольно ушедших с немцами от коммунизма. В соответствии с Ялтинским договором, заключённым Сталиным, Рузвельтом и Черчиллем в феврале 1945 г., все они должны были вернуться в СССР (в случае отказа – насильно), где в лучшем случае их ожидало спецпоселение, а в худшем – смерть или Гулаг (т.е. тоже, в конце концов, смерть). Для Сталина они, как и военнопленные и прочие советские граждане, увидевшие Запад, были «изменниками родины». Многие из этих людей были убеждённые антикоммунисты, и не хотели ехать назад. Архимандриту Нафанаилу выдача не угрожала, так как он никогда не был гражданином СССР. Но он пришел к английскому полковнику, ведавшему выдачей (это происходило в английской зоне Берлина), и сказал, что все 600 перемещенных лиц, находившихся в лагере под Гамбургом, на самом деле польские граждане.

В 1946 году митрополит Анастасий (Грибановский) хиротонисал архимандрита Нафанаила в епископа и Архиерейский Синод РПЦЗ назначил его на кафедру епископа Брюссельского и Западно-Европейского.

После 1951 года преосвященный Нафанаил возглавлял епархию Северной Африки с центром в Тунисе. По некоторым данным, в Северной Африке проживало тогда около четырех тысяч русских. Закладку церкви он совершил 11 октября 1953 года.

С 1954 года владыка окормлял приходы в Маннгейме и в Берлине. В 1966 году он был назначен настоятелем монастыря Преподобного Иова в Мюнхене.

С 1971 года он временно управлял Австрийской епархией, а в 1976 году был назначен епископом Венским и Австрийским. В 1981 году он был возведен в сан архиепископа.

Служил он проникновенно. Голос его был чист и ясен, и каждый приходящий в храм чувствовал высоту и красоту богослужения, которое он совершал. На святую Пасху его радость о воскресшем Христе была так велика, что передавалась всем присутствующим в храме. Каждый прихожанин чувствовал, что возглас владыки «Христос воскресе!» обращен именно к нему.

Владыка Нафанаил особенно славился как выдающийся проповедник. Своими краткими беседами он открывал сердца и многих привел ко Христу Спасителю. Он обладал обширными знаниями в различных областях человеческой мысли, особенно в богословии, философии, литературе, не только русской, но и всемирной. Он был автором многих статей, опубликованных в разных журналах русского рассеяния, и многих жизнеописаний в «Житиях святых», изданных Мюнхенским монастырем.

Он был редактором «Православного голоса» в Манчжурии (1934–1937), «Православной Руси» в Карпатах (1939–1945), журнала «Детство во Христе» (1939–1944), «Православных сборников» в Париже (1947–1949), «Церковного голоса» в Германии (1955–1964), «Вестника православного дела» в Германии (1959–1963). Он был автором многочисленных статей в журналах «Хлеб небесный», «Рубеж», «Гун-бао» (Харбин), в различных европейских и американских русских печатных изданиях. Печатался также под псевдонимом А. Нельский.

В день святого великомученика Димитрия Солунского, в субботу 8 ноября 1985 года, после длительной болезни, он мирно отошел ко Господу в обители Преподобного Иова Почаевского в Мюнхене.

+ + +

В начало

Rambler's Top100