1 сентября 2005 г. Последнее время мне всё чаще приходится давать пояснения адвокатам и в судах по делам, касающимся вопросов русского православия. Первые такие свидетельские показания мне пришлось давать в Нью-йоркском иммиграционном суде в конце 1990-х годов. Как правило (по крайней мере в Америке), и адвокаты и судьи имеют очень туманное понятие о религии вообще и о русском православии в частности. Например, в 1999 г., судья спросила меня: «Вы можете объяснить мне разницу между Московской патриархией и Русской Православной Церковью Заграницей»? В то время РПЦЗ ещё была РПЦЗ, и поэтому в течение нескольких минут мне было довольно просто объяснить ей гебешную суть МП и 80тилетнее противостояние РПЦЗ и вручить ей соответствующий меморандум на одной страничке (судьи не любят читать длинные опусы!). Судья воскликнула: «Наконец-то мне кто-то толком объяснил в чём дело! Ну, конечно же они не могут туда возвращаться»! (Дело шло о муже и жене, членах РПЦЗ, пытающихся получить «зелёную карточку» для проживания в США по причине возможных гонений со стороны МП в РФ.).

Но время шло и РПЦЗ, после своего Архиерейского собора в октябре 2000 г., предала заветы Зарубежной Церкви и бросилась в объятия МП. Поэтому теперь мне, в аналогичных ситуациях, приходится разъяснять не только гебешную суть МП, но и предательство РПЦз(Л), неправедно претендующую на преемство РПЦЗ и, заодно, 1000летнее русское православие.

В предположении, что такие объяснения могут пригодиться и другим, ниже приведена краткая сводка на эту тему, которая получила «боевое крещение» и помогла некоторым членам РПЦЗ(В) объяснить свою позицию в иммиграционных и других судах. Так как основная цель этого документа разъяснить суть вопроса американским адвокатам и судьям, то он приводится на английском языке. Для лиц, не хорошо знающих английский язык, в конце, для справки, приведен смысловой перевод. Так как большинство интернетовских ссылок по этой теме на русском, то почти все ссылки включены в перевод.

П. Будзилович
Редактор узла «Мысли о России».

Оглавление

----------------------------------------------------------------------------------------
При перепечатке, ссылка на http://www.russia-talk.com/ ОБЯЗАТЕЛЬНА
----------------------------------------------------------------------------------------

Updated August 6, 2005

THE EXECUTIVE SUMMARY

On The Irreconcilable Differences between the Russian Orthodox Church Outside of Russia under the omophorium (authority) of Metropolitan Vitaly (Oustinov), or "ROCOR(V)" and
The Russian Orthodox Church Outside of Russia under the omophorium (authority) of Metropolitan Laurus (Shkurla), or "ROCOR(L),"

ROCOR(V) and ROCOR(L) have common roots. However, only ROCOR(V) has been faithful to the founding principles of The Russian Orthodox Church Outside of Russia.

1. The ROCOR historical perspective

In 1917 Czarist Russia was engulfed in revolution which ultimately resulted in a communist takeover, and formation of the Soviet Union. With revolution, and the communist mindset, (“Religion is the opium of the masses” per Karl Marx), came the systematic and violent destruction of the Russian Orthodox Church. The Church’s freedom to make decisions based upon religious conscience and tradition was overtly attacked and suppressed by the Bolshevik and later Communist authority.
As the terror against the Russian Orthodox Church grew in intensity, a group of Bishops left the country to seek religious freedom, and preserve the integrity of the decisions made in the name of the Church. In Russia, the presiding Patriarch Tikhon blessed the leaving Bishops and instructed them to preserve the Church abroad. As early as Jan. 19, 1918, Patriarch Tikhon anathematized the revolutionary rulers. This anathema is in force to this day.

While the religious freedom was stripped from the Orthodox clergy and lay people in Russia, and religious persecution by the new regime increased, Bishops that fled Russia established the Russian Orthodox Church Outside of Russia ("ROCOR"). In the early 1920’s, Patriarch Tikhon recognized the ROCOR as a rightful heir to the 1000-year-old Russian Orthodox Church (Edict No. 362, Nov. 20, 1920). This provided the patriarchal directive and canonical basis for the founding of ROCOR.

The persecution against clergy and believers in the Soviet Union continued to increase, until Patriarch Tikhon was himself imprisoned and later died under suspicious circumstances in 1925.

On Jul. 29, 1927, Metropolitan Sergi, the third-in-command in Russian Orthodox Church in Russia, succumbed to pressure from the Soviet government, and issued a Declaration vowing the unconditional loyalty of the Russian Orthodox Church to the Soviet government. He made the false statements to the press, claiming that there was no persecution of believers in the Soviet Union. He attempted to justify new-found cooperation with the openly anti-Church authority as an action that would "save the Church” (from persecution). It was this two fold declaration of Metropolitan Sergi, which laid the foundation for the now irreconcilable rift between the Moscow Patriarchate and the Russian Orthodox Church Outside of Russia. The rift consists of two parts; one is that Orthodox Christians believe that God is the head of the Church, not any man or temporal authority. The Sergi’s 1927 Declaration of loyalty to a temporal authority violated the Orthodox Christian belief that loyalty to God cannot be contingent upon loyalty to any earthly authority. Second, the Sergi’s justification that this compromise was due to his attempt to “save the Church”, contradicts the belief that God saves man, and man does not save God; in essence the declaration was one of faithlessness, and abandonment of Church tradition. Metropolitan Sergi declaration caused the church Bishops faithful to the tradition of the Church, specifically that God is the head of the Church, and not any temporal authority, to “go underground” and form what became known as the “catacomb church”. The catacomb church still exists today in Russia, as a living opposition to the authority of the Moscow Patriarchy within Russia.

The hopes of Metropolitan Sergi to “save the Church” did not materialize and arrests, imprisonment and mass murders of clergy and rank-and-file believers continued to rise.

Since the fall of the Soviet Union, the archives of the KGB have been opened. Many treatises have been written concerning the Moscow Patriarchate, as simply a branch of and fully controlled by the KGB. The KGB Ministry of Religious Affairs, which was entirely atheist by design, was the branch of the government which directed which persons were to be Bishops in the Moscow Patriarchate. The religious integrity of the Russian Patriarchate was destroyed, as no Bishop was free to voice his opinion if it contradicted that of the atheist government.

All MP Bishops have been appointed with the approval of the KGB. All priest appointments also had to be approved by the KGB. Needless to say, this capitulation of the church to the Soviet state grossly violates Orthodox cannons and, therefore, ROCOR continued their non-recognition of the MP as a lawful church. Indeed, the present Patriarch of the Russian Church in Russia was a KGB agent since 1959.

Consequently, the Russian Orthodox Church Outside of Russia, with Patriarch Tikhon's blessings, has always believed itself to be the rightful heir of the pre-Revolutionary Russian Orthodox Church. Since the 1920s - and particularly after Metropolitan Sergi caved in to Communist demands in 1927 -- ROCOR severed all connections with the MP that was made into an obedient tool of the Soviet government. The present day Moscow Patriarchate is no longer a legitimate Church, as it has lost its apostolic secession. Apostolic secession is the continual and physical laying on of hands of a legitimate Bishop onto a newly ordained Bishop, which has occurred from the time of Jesus Christ’s Apostles, until the present day. The candidate for a Bishopric must be FREELY chosen, and cannot be appointed by a government.

The MP remains under the leadership of the same KGB-appointed bishops, who were ruling the MP during the Soviet regime. In fact, in the mid-1990’s documents were uncovered that proved that the present MP “patriarch” Aleksi 2nd served as a KGB secret agent since 1959 under the code name “Drozdov.” The Moscow Patriarchate today, despite the “winds” of freedom in Russia, continues its obedience to the government. For instance, recently the MP concluded an “agreement for cooperation” with the Ministry of Internal Affairs (MVD in Russian) of the Russian Federation. The agreement was publicly signed on Nov. 17, 2004 by Patriarch Aleksi 2nd and the head of the MVD, Nurgaliev, a career KGB operative since 1981.

2. Causes of rift between ROCOR(L) and ROCOR(V)

After the dissolution of the Soviet Union in 1990, Russian immigrants all over the world hoped that the revival of historic Russia would begin in earnest. Encouraged by this hope, ROCOR bishops were quick to seize the opportunity to open ROCOR parishes within several republics of the former Soviet Union, particularly in the Russian Federation. They were soon bitterly disappointed.

ROCOR bishops, since the earliest days of the church, insisted that if and when the “Soviet church” (the MP) regains freedom, it will be recognized by ROCOR as a true Orthodox Church only if it:

1. Rejects Metropolitan Sergi’s 1927 Declaration and its consequences, the so-called “sergianism,” as well as repents before God for their sins during the Soviet era.

2. Stops its participation in the world ecumenical movement anathematized by ROCOR in 1983.

3. Glorifies as martyrs all those who opposed Metropolitan Sergi and the Soviet authorities.

None of these conditions have been met. In fact, during the 1990’s, MP leaders and rank-and-file clergy would not only NOT repent, but, quite the opposite, gradually began a campaign aimed at the justification of their subservience to the Soviet state. By 1999, some would openly suggest that Metropolitan Sergi should be made a saint for his efforts to “save the Church”. ROCOR followers in the Russian Federation were persecuted, some were even murdered.

During the last 25 years, some ROCOR Bishops and members softened to the MP. Rather than simply leave ROCOR and join the MP, they tried to lead ROCOR to abandon its guiding principals.

During the ROCOR Council of Bishops in October of 2000, a pro-MP group attempted to bring about a union between the two Churches.

Shortly after the October 2000 Council of Bishops, Metropolitan Vitaly issued a statement condemning such actions and the pro-MP stand. He also called for a new Council of Bishops that would correct errors of the October 2000 Council. Instead, in July of 2001, the rebellious bishops staged a coup d’etat and appointed Archbishop Laurus (the current Metropolitan) as his Deputy with extensive powers.

By the Fall of 2001, ROCOR divided into two groups. The first group, under Metropolitan Vitaly followed the traditional course of ROCOR, which opposed the Church being guided by secular authorities; the second overlooked the MP transgressions and is actively working to unite with the Moscow Patriarchate despite departure from the founding principals of ROCOR, and the canonical infractions of the MP.

In consequence, on Oct. 25, 2001 Metropolitan Vitaly left U.S. and returned to his place of citizenship, Canada, to his permanent residence in Mansonville, Quebec. Shortly thereafter, he issued an epistle to the faithful ROCOR members, calling them to resist the ROCOR’s “new course” aimed at the unification with the false-church MP and remain with him.

To differentiate between the two ROCORs, the part that remained with Metropolitan Vitaly was named ROCOR(V), while the part that left with archbishop Laurus to join the MP was named “ROCOR(L).”

Today most ROCOR(V) parishes are in Canada, the U.S., France, and the Russian Federation. There are also a number of individual members scattered throughout these and other countries.

ROCOR(L), on the other hand, is well on its way to uniting with the MP. Since the Fall of 2003, ROCOR(L) bishops (including Metropolitan Laurus), met and attended church services with the MP clerics. Throughout the entire ROCOR history such contacts were forbidden and violators were subject to disciplinary action. ROCOR(L) also met with the RF president, Vladimir Putin, who vigorously supports the unification of ROCOR(L) and the MP.
During 2004, a special “unification commission” consisting of ROCOR(L) and MP clerics, held three meetings aimed at the “removal of obstacles to the unification.” While their minutes have been kept secret [in fear of protests from numerous ROCOR(L) members opposing the unification], some public comments by ROCOR(L) and the MP leaders indicate that the unification process is well within reach.

On June 21, 2005, both the ROCOR(L) and the MP posted some documents developed by the unification commission at their respective official web sites. The ROCOR(L) published them in English here, while the MP published them in Russian here. These documents clearly show that it’s only a question of time how soon ROCOR(L) and MP will unite.

3. Conclusions

As is demonstrated above, ROCOR(L) is effectively abandoning 80-year-old ROCOR rules, mores, and principles and, consequently, is losing all rights to ROCOR heritage.

ROCOR(V) is the rightful heir to the ROCOR since it remains faithful to the 1000-year-old Russian Orthodox Church and to its successor, the ROCOR. When it comes to property ownership, such faithfulness is the sole criterion in determining the owner. For instance, in the decision of the California Supreme Court concerning the matter of the Transfiguration Church in Los Angeles in 1948, Justice Joseph W. Vickers cited as a precedent the case of Russian Orthodox Greek Catholic All Saints Church vs. Kedrovsky at al., 156 Atl. 688, that was decided by the Supreme Court of Errors of the State of Connecticut in 1931. On page 691 it states: “Ordinarily where there is a schism in a member of an associated church body such as the Russian Orthodox Greek Catholic Church, the rule to determine which division will be accorded the higher right is thus stated: ‘The title to the church property of a divided congregation is in that part of it which is acting in harmony with its own law, and the ecclesiastical laws, usages, customs, and principles which were accepted among them before the dispute began, are the standard for determining which party is right.'"

December 2004
Peter Nicholas Budzilovich
Certified Lay Expert on the Russian Orthodoxy

В начало

--------------------------------------

Последние изменения 6 августа 2005 г.

Пояснительная сводка
по неразрешимым противоречиям, существующим между Русской Православной Церковью Заграницей под омофором Митрополита Виталия (Устинова) [«РПЦЗ(В)»] и Русской Православной Церковью Заграницей под омофором Митрополита Лавра (Шкурлы) [«РПЦз(Л)»]

РПЦЗ(В) и РПЦз(Л) вышли из Русской Православной Церкви Заграницей, РПЦЗ. Однако только РПЦЗ(В) осталась верной основополагающим принципам РПЦЗ.

1. РПЦЗ в исторической перспективе

В 1917 г. Россия была поглощена революцией, приведшей к захвату власти большевиками и образованию Советского Союза. Революция и коммунистические идеалы («Религия – опиум для народа», согласно Карлу Максу) вылились в систематическое и беспощадное уничтожение Русской Православной Церкви (РПЦ). Свобода Церкви принимать решения на основании религиозной совести и традиций подверглась атакам и подавлению сначала большевиками, а потом – коммунистами.

По мере роста террора против РПЦ, группа архиереев покинула страну с целью обрести религиозную свободу и сохранить честность решений, принимаемых от лица Церкви. Первоиерарх РПЦ Патриарх Тихон благословил уезжающих епископов и дал им указания хранить Церковь заграницей. Уже 18 января 1918 г. Патриарх Тихон анафематствовал вождей революции. Эта анафема действительна по сегодняшний день.

В то время как православное духовенство и миряне были лишены свободы в России и преследования за религиозные убеждения усиливались, епископы, выехавшие из России, основали Русскую Православную Церковь Заграницей (РПЦЗ). В начале 1920-х годов Патриарх Тихон признал РПЦЗ в качестве правомочной преемницы 1000-тилетней Русской Православной Церкви (указ № 362 от 20 ноября 1920 г.).

Преследования духовенства и мирян в Советском Союзе продолжали расти. Патриарх Тихон был арестован и умер в 1925 при подозрительных обстоятельствах.

19 июля 1927 г. Митрополит Сергий (Страгородский), второй заместитель Первоиерарха РПЦ в России, уступил давлению со стороны советского правительства и выпустил Декларацию с обещанием безоговорочной лояльности РПЦ советской власти. Он также выступал со лживыми заявлениями в прессе о том, что в СССР нет гонений на верующих. Он пытался оправдать ново-созданное сотрудничество с открыто антицерковными властями тем, что это «спасёт Церковь» (от преследований). Это двойное предательство Митрополита Сергия легло в фундамент теперешнего неразрешимого разделения Московской патриархии (МП) и РПЦЗ. Это разделение двояко; во-первых, православные христиане верят, что главой Церкви является Иисус Христос, а не некий человек или некая мирская власть. Декларация 1927 г. Митрополита Сергия о лояльности к мирской власти нарушает православное верование о том, что лояльность к Богу не может зависеть от лояльности ни к какой земной власти. Во-вторых, оправдания Митрополита Сергия, что этот компромисс был сделан в качестве попытки «спасти Церковь», противоречат верованию, что только Бог может спасать людей, а не люди Бога. В целом, Декларация показала неверие и предательство церковных традиций. Декларация Митрополита Сергия заставила епископов, верных традициям Церкви, в частности тому, что Бог – а не мирская власть -- является Главой Церкви, скрываться и организовать то, что впоследствии стало известно как «катакомбная Церковь». Катакомбная Церковь существует в России по сегодняшний день в качестве живой оппозиции МП.

Надежды Митрополита Сергия «спасти Церковь» не оправдались и аресты, заключения в тюрьмы и массовые убийства духовенства и мирян продолжали расти.

После распада Советского Союза были открыты архивы КГБ. На их основании много было написано о том, что МП было просто отделением КГБ и полностью им контролировался. Отдел КГБ по религиозной деятельности (атеистический по своей сути) являлся правительственным учреждением, которое решало кто будет назначаться епископами МП. Религиозная сущность МП была уничтожена и ни один епископ не был свободен высказывать свои мнения, если они противоречили мнениям атеистического правительства.

Назначения всех епископов МП были одобрены КГБ. Все назначения священников также должны были одобряться КГБ. Само собой разумеется, что такая капитуляция Церкви перед советским государством является грубым нарушением православных канонов и, следовательно, РПЦЗ продолжала своё непризнание МП в качестве законной Церкви. О какой Церкви может идти речь, если теперешний Патриарх МП в России был агентом КГБ с 1959 г.?

Таким образом РПЦЗ, с благословения Патриарха Тихона, всегда считала себя правомочной преемницей до-революционной РПЦ. С 1920-х годов – и в особенности после того как Митрополит Сергий сдался в ответ на требования коммунистов в 1927 г. – РПЦЗ порвала все отношения с МП, которая стала послушным орудием советского правительства. Сегодняшняя МП не является законной Церковью, так как она потеряла апостольскую преемственность. Апостольская преемственность состоит в беспрерывном физическом возложении рук законного епископа на рукополагаемого нового епископа. Этот процесс продолжается со времён апостолов Иисуса Христа по сегодняшний день. Кандидат в епископы должен быть СВОБОДНО избран, а не назначаться правительством.

2. Причины разделения РПЦЗ(В) и РПЦз(Л)

После распада Советского Союза в 1990 г. русские эмигранты во всём мире надеялись, что возрождение исторической России пойдёт полным ходом. Воодушевлённые этой надеждой, епископы РПЦЗ быстро воспользовались возможностью открывать приходы в бывшем Советском Союзе, и в особенности в Российской Федерации (РФ). Но их ожидания оказались тщетными.

Епископы РПЦЗ, с первых дней существования своей Церкви, считали, что, если и когда, «советская церковь» (МП) станет свободной, то она будет признана РПЦЗ в качестве законной Православной Церкви только если она:

1. Откажется от Декларации Митрополита Сергия 1927 г. и её последствий, т.е. так называемого «сергианства», а также покается перед Господом Богом за свои грехи в советские времена.

2. Прекратит своё участие в экуменическом движении, анафематствованном РПЦЗ в 1983 г.

3. Прославит как мучеников всех кто был против Митрополита Сергия и советской власти.

Ни одно из этих условий не было исполнено. Наоборот, во время 1990-х годов вожди МП и рядовое духовенство не только не покаялось, но мало-помалу развили кампанию по оправданию их подчинения советскому государству. К 1999 г. некоторые начали открыто заявлять о том, что Митрополита Сергия следует прославить как святого за его усилия «спасти Церковь». Последователи РПЦЗ в РФ начали преследоваться, некоторые были даже убиты.

В течение последних 25 лет некоторые епископы и члены РПЦЗ «расслабились» по отношению к МП. Вместо того, чтобы просто уйти из РПЦЗ и присоединиться к МП, они попытались увести РПЦЗ от своих основополагающих принципов.

Во время Архиерейского Собора в октябре 2000 г. группа епископов, ратующая за МП, попыталась добиться соединения двух Церквей.

Вскоре после Архиерейского Собора в октябре 2000 г. Митрополит Виталий выпустил заявление, осуждающее такие действия и про-МП позицию. Он также призвал созвать новый Архиерейский Собор, который исправил бы ошибки Собора октября 2000 г. Вместо этого, в июле 2001 г. мятежные епископы устроили «дворцовый переворот» и назначили Архиепископа Лавра (теперешнего Митрополита) его заместителем с широкими полномочиями.

К осени 2001 г. РПЦЗ разделилась на две части; первая, под омофором Митрополита Виталия продолжала следовать традиционному курсу РПЦЗ, который, в частности отвергал подчинение Церкви гражданской власти; вторая же часть решила не обращать внимания на проступки МП и активно работает на соединение с МП, несмотря на её отход от основополагающих принципов РПЦЗ и его канонических нарушений.

Поэтому 25 октября 2001 г. Митрополит Виталий уехал из США в Канаду, гражданином которой он является с постоянным местом жительства в г. Мансонвилле, провинция Квебек. Вскоре после этого он выпустил Послание к верным чадам РПЦЗ с призывом сопротивляться «новому курсу» РПЦЗ, направленным на соединение со лже-церковью МР и оставаться с ним.

Для того, чтобы различать две РПЦЗ, часть, остающаяся с Митрополитом Виталием стала называться РПЦЗ(В), а часть, стремящаяся соединиться с МП под руководством Архиепископа Лавра, была названа «РПЦз(Л)».

Сегодня большинство приходов РПЦЗ(В) находятся в Канаде, США, во Франции и Российской Федерации. Есть также индивидуальные члены в этих и других странах.

В то же время РПЦз(Л) быстро двигается по пути соединения с МП. После осени 2003 г. епископы РПЦз(Л) (включая Митрополита Лавра) встречались с духовенством МП и участвовали в богослужениях с духовенством МП. В течение всей истории РПЦЗ такие контакты были воспрещены и виновные наказывались. РПЦз(Л) также встречалась с президентом РФ В. Путиным, который очень поддерживает соединение РПЦз(Л) и МП.

В течение 2004 г. специальная «объединительная комиссия», состоящая из клириков РПЦз(Л) и МП, провела три заседания с целью «устранить преграды на пути к соединению». Хотя протоколы заседаний были засекречены [в страхе протестов многих членов РПЦз(Л), выступающих против соединения], некоторые заявления в прессе со стороны РПЦз(Л) и МП показывают, что процесс соединения близок к завершению.

21 июня 2005 г. РПЦз(Л) и МП опубликовали в Интернете некоторые документы, согласованные объединительной комиссией. РПЦз(Л) опубликовала их на русском  и английском языках, а МП -- по-русски. Эти документы ясно говорят о том, что соединение является вопросом времени.

3. Заключение

Как было показано выше, РПЦз(Л) фактически оставляет 80-тилетние правила, обычаи и принципы РПЦЗ и, таким образом, теряет все права на преемство наследия РПЦЗ.

РПЦЗ(В) является правомочной преемницей РПЦЗ, так как она осталась верной 1000-тилетней Русской Православной Церкви и её преемнице, РПЦЗ. Что касается вопроса имущества, такая верность является единственным критерием в определении владельца. Например, в решении Калифорнийского Верховного суда по делу Преображенской церкви в Лос-Анджелесе в 1948 г., судья Иосиф В. Викерс в качестве прецедента привёл дело Русской Православной Греческой Кафолической Церкви Всех Святых против Кедровского и других, 156 Atl. 688, которое было решено в Верховном Апелляционном Суде штата Коннектикут в 1931 г. На странице 691 там говорится: «Обычно, в случае раскола между членами такой церковной организации как Русская Православная Греческая Кафолическая Церковь, правило для определения части, которая имеет преимущество выражается так: ‘Право собственности в случае раскола в разделенной общине принадлежит той части, которая ведёт себя в соответствии со своими собственными правилами, а также церковными законами, правилами, обычаями и принципами, которые были в силе среди них до начала спора. И это является стандартом для определения кто имеет право [на имущество]’».

Декабрь 2004 г.
Будзилович (Пётр Николаевич)
Аттестованный мирянин-эксперт по вопросам Русского Православия.

В начало

----------------------------

Rambler's Top100  TopList