Оглавление

13 июля 2005 г. Ниже приводится небольшая выдержка из 3-й главы книги «Против ложного единения», написанной известным греческим богословом, д-ром Александром Каломиросом. На греческом языке книга вышла в 1964 г., когда в руководстве Американской православной церкви зрело стремление каким-то образом соединиться с Московским патриархатом (в конце 1969 г. эти стремления привели к получению Американской православной церковью автокефалии от МП). В 1967 г. книга вышла на английском языке. Читатель может свериться с оригиналом, приведенным в конце по-английски с ссылкой на соответствующий узел.

Прошедшие пять лет в жизни РПЦз(Л) показывают, что «последние времена», о которых говорил д-р Каломирос всего лишь 40 лет тому назад, значительно приблизились. Его слова о том, что «Литургии будут совершаться и храмы будут полны людьми, но Церковь не будет иметь никакого отношения к тем храмам или к тем клирикам и тем верующим.», сбываются как в МП, так и в РПЦз(Л), как документально свидетельствуется в недавно опубликованных «материалах встречных комиссий». Мимоходом отметим, что именно под таким невинным заголовком, чтобы поглубже запрятать эти предательские «материалы» от своей паствы, объявляется о них на официальном узле РПЦз(Л): в редакцию узла «Мысли о России» чуть ли не каждый день приходят недоуменные письма – где находятся документы комиссий РПЦз(Л) и МП, якобы опубликованные на узле РПЦз(Л)?

В самом деле, ведь происходящие переговоры, направленные на возвращение РПЦз(Л) в лоно «Матери-Церкви» -- МП, пожалуй самое важное событие в 80-тилетней истории РПЦЗ. О таком событии следовало бы объявлять пастве как можно громче и чаще. Но, прекрасно сознавая, что совершают предательство, вожди РПЦз(Л) прячут это событие, навешивая на него трусливый ярлычок – «материалы встречных комиссий». Ведь такой заголовок далеко не всякий поймёт – о чём, собственно, идёт речь? Разумно предполагать, что в ближайшем будущем даже этот ярлычок исчезнет с главной страницы узла РПЦз(Л), а «материалы» будут затолканы в какую-нибудь рубрику.

Но дадим слово д-ру Каломиросу.

----------------------------------------------------------------------------------------
При перепечатке, ссылка на http://www.russia-talk.com/ ОБЯЗАТЕЛЬНА
----------------------------------------------------------------------------------------

В последние времена

Мир и диавол ведут Церковь к столь ужасным испытаниям, что недалёк день, когда все епископы страны могут войти в [евхаристическое, ред.] общение с еретиками. Что тогда будут делать верные [чада церкви, ред.]? Что делать тем немногим, которые проявят героизм и не последуют за своими родственниками, соседями и согражданами?

Все верные должны будут понять, что Церковь не там, где она видится. Литургии будут совершаться и храмы будут полны людьми, но Церковь не будет иметь никакого отношения к тем храмам или к тем клирикам и тем верующим. Церковь там, где истина. Верные -- это те, кто хранит неповрежденным православное предание, исходящее от Духа Святого. Настоящие священники -- это те, которые мыслят, живут и учат так, как это делали отцы и святые Церкви, или которые, по крайней мере, не отрицают их учения. Там, где нет этой преемственности мышления и жизни, было бы лукавством говорить о Церкви, даже когда все внешние признаки и указывают на неё.

Всегда найдётся канонический священник, рукоположенный каноническим епископом, следующий преданию. Вокруг таких священников и соберутся небольшие группы верных, которые пребудут до последних дней. Каждая такая небольшая группа будет поместной соборной Божией Церковью. Верные найдут в ней всю полноту божественной благодати. У них не будет нужды в административных или других связях, потому что евхаристическое общение, которое будет существовать между ними, будет наиболее совершенным из возможных. Это будет общение в Теле и Крови Христовых, общение во Святом Духе. Золотые звенья неискажённого православного предания соединят эти Церкви как между собой, так и с Церквами прошлого, с торжествующей Церковью на небесах. В этих небольших группах Единая, Святая, Соборная и Апостольская Церковь сохранится неповрежденной.

Конечно, прекрасно, если во внешнем функционировании различных Церквей существуют порядок и согласованность, и если менее важные Церкви получают своё направление и руководство от более важных Церквей, так как это обстоит сейчас между епархиями, метрополиями, архиепископиями и патриархатами. Но в последние дни такие внешние связи и контакты станут, в большей мере, невозможными. В мире установится такая неразбериха, что одна Церковь будет не в состоянии увериться в православности другой Церкви из-за множества лжепророков, которые наводнят мир и будут говорить "здесь Христос" или "Христос там". Возможно, что даже возникнет непонимание между истинно православными Церквами из-за смешения языков, которое существует в современном Вавилоне. Но ничто из этого не сможет разорвать сущее единство Церкви.

Современный пример такой ситуации представлен русскими в рассеянии, которые разделились на три противостоящие друг другу юрисдикции. Одна группа хочет быть с Московским патриархатом [«МП», ред.]. Другая, в своём стремлении быть свободной от советского политического влияния, принадлежит к Константинопольскому патриархату [«КП», ред.] и находится под влиянием папистской политики. Третья, и самая реалистически настроенная группа, Русский зарубежный синод, является независимой. Все три группы, по крайней мере до сегодняшнего дня [1964 г., ред.] – православные с духовным общением между собой. Но у них нет формальных и внешних контактов, так как они запутались в паутине юридических понятий и споров о том, какому патриархату им следует подчиниться. Такой менталитет ошибочен в изначально так как нет духовной необходимости подчиняться какому-то патриархату, особенно когда они разделены между собой огромными расстояниями и государственными границами. Ничто не мешает православной церкви в Париже, например, состоять в духовном общении с МП или КП, хотя у них нет никакой юрисдикционной зависимости. Понятие о том, что разрыв юрисдикционной зависимости поместной церкви от патриархата отрезает эту церковь от православной Церкви – не православное, а папистское. Кроме того, даже существование юрисдикционной зависимости Церквей от одного патриарха является идеей папской. Православный патриарх - это председатель, координатор действий, советник величайшей важности, но это не деспот и не монарх. Он ничего не может делать вне своей епархии без согласия всех других епископов (34-е Апостольское правило).

Возможно, что тогда, в последние дни, когда различные церкви и религии соединятся и предстанут как единое целое, истинная православная Церковь будет выглядеть разделенной на небольшие, редкие, разбросанные приходы, так что даже, возможно, один от недостатка доверия будет подозревать другого, подобно тому как солдаты подозревают друг друга, когда узнают, что враг носит такую же форму.

В последние дни все будет заявлять, что они православные христиане и что православие есть такое, каким они себе его представляют. Но несмотря на всё это, имеющие чистое сердце и ум, просвещённый божественною благодатью, узнают православную Церковь, невзирая на её явную раздробленность и крайний недостаток внешнего блеска. Они соберутся вокруг истинных пастырей и станут столпами Церкви. Пусть люди на земле делают, что хотят. Пусть собираются экуменические конференции; пусть церкви объединяются; пусть христианство будет искажено; пусть традиции и жизнь изменятся; пусть религии объединятся. Церковь Христова останется неизменной, как говорит Златоуст, потому что если даже один из её столпов останется стоять, Церковь не падёт: "Ничего нет сильнее Церкви. Она выше небес и шире земли. Она никогда не стареет; она всегда процветает".

Столп Церкви -- это каждый истинно верующий, который привержен преданию отцов, несмотря на все устрашающие направления в мире, пытающиеся отвратить его. Такие столпы пребудут до конца мира, что бы ни случилось. Кроме того, когда произойдут все эти события, пришествие Господне станет близко. Это положение дел будет самым страшным знамением того, что Его пришествие приближается. Именно тогда и наступит конец.

Д-р Александр Каломирос
Из книги «Против ложного единения», глава 3.

АНГЛИЙСКИЙ ОРИГИНАЛ

AT THE END OF TIME

The world and the devil are leading the Church to such frightening trials that the day might come when all the bishops of the land will enter into communion with the heretics. What will the faithful do then? What will the few do who have the heroism not to follow the masses, not to follow their kin, their neighbors, and their fellow citizens?

All the faithful will have to understand that the Church is not there where it appears to be. Liturgies will continue to be performed and the churches will be filled with people, but the Church will have no relation with those churches or those clergy and those faithful. The Church is where the truth is. The faithful are those who continue the unbroken. Tradition of Orthodoxy, that work of the Holy Spirit. The real priests are those who think, live, and teach as the Fathers and the Saints of the Church did, or at least do not reject them in their teaching. Where that continuity of thought and life does not exist, it is a deception to speak of the Church, even if all the outward marks speak of it.

There will always be found a canonical priest, ordained by a canonical bishop, who will follow the Tradition. Around such priests will gather the small groups of the faithful who will remain until the last days. Each one of these small groups will be a local catholic Church of God. The faithful will find in them the entire fulness of the grace of God. They will have no need of administrative or other ties, for the communion that will exist among them will be the most perfect there can be. It will be communion in the Body and Blood of Christ, communion in the Holy Spirit. The golden links of the unalterable Orthodox Tradition will connect those churches among themselves as well as with the churches of the past, with the Church triumphant of heaven. In these small groups the One, Holy, Catholic, and Apostolic Church will be preserved intact.

Of course, it is wonderful that order and coordination should exist in the outward functionings of the various churches, and that the less important churches should receive their direction and guidance from the more important churches, the way it is now between dioceses, metropolises, archdioceses, and patriarchates. But in the last days, such outward relations and contacts will be impossible most of the time. There will be such confusion in the world that one church will not be able to be certain of the orthodoxy of another because of the multitude of false prophets who will fill the world and who will be saying, “Here is Christ”, and “There is Christ”. There might even be misunderstandings among the really Orthodox churches because of the confusion of tongues which exists in the contemporary Babel. But none of that sever the essential unity of the Church.

A contemporary example of that condition is presented by the Russians of the dispersion who have been divided into three opposing factions. One group wishes to belong to the Patriarchate of Moscow. Another, in order to be free from Soviet political influence, belongs to the Patriarchate of Constantinople and is influenced by pro-Papal politics.note4 The third and most down-to-earth group, the Russian Synod Abroad, remains independent. And the three groups, at least up to the present, are Orthodox with full essential communion among them.note5 Formal intercommunion and external contacts, however, they do not have, and this because they have been lost in the web of legalistic concepts and debates about which patriarchate should govern them. Such a mentality is wrong in its very basis since there is no essential need for dependence on a patriarchate, particularly at a time when immense distance and frontiers of nations separate them from these patriarchates. Nothing impedes an Orthodox church in Paris, for example, from being in essential communion with the Patriarchate of Moscow or with the Church of Constantinople, even though it has no jurisdictional dependence upon them. The notion that the interruption of jurisdictional dependence of a local church from a patriarchate cuts this church off from the Orthodox Church is not Orthodox but Papal. Besides, even the existence of jurisdictional dependence of churches upon one patriarch is of Papal inspiration. An Orthodox patriarch is a president, a coordinator of efforts, an adviser of great importance, but he is not a despot, not a sovereign. He can do nothing beyond the bounds of his diocese without the agreement of all the other bishops (XXXIV Apostolic Canon).

It is possible, then, in the last days when the various churches and religions will have been united and will appear as single whole, that the genuine Orthodox Church will appear disintegrated, fragmented into small, scattered, sparse parishes, so that it is even possible that one will suspect the other from lack of confidence, just as soldiers suspect each other when it is learned that the enemy is wearing the same uniform.

In the last days all will claim to be Orthodox Christians, and that Orthodoxy is as they understand it to be. But in spite of all this, those who have a pure heart and a mind enlightened by divine grace will recognize the Orthodox Church despite the apparent divisions and utter lack of external splendor. They will gather around the true priests, and they will become the pillars of the Church. Let the people of the world do whatever they will. Let there be ecumenical conferences; let the churches be united; let Christianity be adulterated; let the Tradition and life be changed; let the religions be united. The Church of Christ will remain unaltered, as Chrysostom says, because if even of her pillars remains standing, the Church will not fall. “Nothing is stronger than the Church. She is higher than the heavens and broader than the earth. She never grows old; she always flourishes”.

A pillar of the Church is every true believer who adheres to the Tradition of the Fathers in spite of all the frighful currents of the world which attempt to pull him away. Such pillars will exist until the end of the world, whatever might happen. Besides, when these things come to pass, the coming of the Lord will not be far off. That state of affairs will be the most fearful sign that His coming is approaching. Precisely then will the end come.

В начало

----------------------------

Rambler's Top100  TopList