30 января 2005 г. После опубликования нескольких сообщений о гонениях на о. Сергия Клестова со стороны Лавровского синода, произошедших после его выступления 1 августа 2004 г., в редакцию начали поступать письма с вопросом -- "а что же такого сказал о. Сергий? Почему у вас помещён только отрывок его выступления"? Как раз сегодня редакция получила стенограмму этого выступления от одного из своих корреспондентов, за что редакция весьма ему признательна. Так как стенограмма делалась с видео кассеты с этим выступлением, то наш стенограф кое-какие места не смог разобрать, что и указано в скобках курсивом. Ни при составлении стенограммы, ни во время подготовки текста для размещения в Интернете, не делалось попыток редактировать записанный текст, хотя, как в любом устном тексте, в нём встречаются некоторые шероховатости. Упоминаемые выше сообщения о гонениях на о. Сергия можно посмотреть ЗДЕСЬ, ЗДЕСЬ и ЗДЕСЬ.

Оглавление

----------------------------------------------------------------------------------------
При перепечатке, ссылка на http://www.russia-talk.com/ ОБЯЗАТЕЛЬНА
----------------------------------------------------------------------------------------

Слово о. Сергия Клестова 1 августа 2004 г.

Ваше Высокопреосвяшенство, дорогой Владыка Лавр! Братья и сестры!

Всё, что мы слышали, так радует нас, что Россия возрождается, храмы строятся, книги печатаются. Но нам не нужно забывать, как многие тут говорили, не будем увлекаться, что всё это так в розовых тонах делается. Мы должны помнить, что храмостроительство, которое сейчас совершается... как один из батюшек сказал, что в Храме Христа Спасителя...

Но я немножко отступлюсь, скажу, что сегодня у нас память преподобного Серафима Саровского. Преподобный Серафим Саровский много принимал денег на храмостроительство. Но он много и не принимал денег, потому что деньги эти были нечистые. И он нам указывает, как нам нужно храмы строить. Храм – это святыня и её нельзя осквернять. Многие пожертвования, которые давались на Храм Христа Спасителя, и вообще на любые храмы в меньшей степени, даются мафиозными людьми, которые замараны убийствами, наркотиками, распутством и всякими грехами растления.

Такие грехи... На такие средства строить храмы... Действительно, как батюшка сказал, заходишь туда – красота, но духа не чувствуешь. Потому что это деньги крови, на которые построены были они. Девочки, русские, отсылаются в Марокко в гаремы – для чего?! Для растления этих бедных девушек! И получают за это мафиозные люди большие деньги.

Я бы хотел ещё сказать насчёт того, что владыка говорил, то есть, сначала скажу, что отец Серафим сказал насчёт этого знамения. Мне очень больно было, что все захлопали и начали радоваться, что это как будто какое-то незначительное событие произошло. Отец Пётр Перекрестов...

Вот есть тоже человек, который там был, присутствовал и написал, также как и отец Серафим. И он сказал, что в это время, когда икона упала, отец Пётр Перекрестов говорил следующее: «Нам нужно оставить прошлое позади и идти вперёд». В это время икона упала с аналоя и треснуло стекло. О чём это говорит?

Как же мы можем оставить наше прошлое и наши корни? Ведь мы преемство получили от кого? Мы преемство получили от Патриарха Тихона. От Новомучеников наших и исповедников. И мы должны отказаться от всего этого?! От владыки Антония Храповицкого, владыки Анастасия, от владыки Аверкия, владыки Филарета? Действительно, икона тогда упала, это великое знамение нам было дано и над этим смеяться может даже очень грешно. Дай Бог, чтобы нам Господь простил нам этот грех. Так я считаю, а вы считайте, как вы хотите.

Когда знамение нам даётся с неба, свыше... Если мы его не понимаем, то не будем никак реагировать, ни так, ни сяк. Но не будем смеяться над этим. Когда икона падает, это нам какое-то знамение Господь даёт. Может быть, мы его не понимаем, но смеяться, хлопать этому, это может быть страшное кощунство.

Наша Зарубежная Церковь была призвана в течение 80-ти лет бескомпромиссно нести истину в зарубежье, как самим зарубежникам, так и всему миру, который нас окружает. Идя этим, подчас не очень лёгким, скорбным путём, тесным, мы ждали того дня, когда мы сможем это передать наследие нашим страждущим братьям в многострадальной России. И время, как будто, теперь настало.

Советской власти официально не стало. Какая великая радость у нас появилась! Мы молились об этом за каждой Божественной Литургией и молимся. Люди начали ездить в Россию и видеть перемены в церковной жизни. Как я уже говорил храмостроительство, устройство церковной жизни, печатанье духовных книг и так далее. Как всё это радует! Поехали по приглашению президента, какая великая честь! Путина! Встретиться с патриархом и иерархами Московской патриархии. Причаститься и познакомиться немного через паломничество к святыням, царственным мученикам, новомученикам и исповедникам. Какое великое счастье это было у нас! Через беседы с высшими иерархами Московской патриархии разрешить самые главные препятствия, которые разделяли нас с ними. И тут мы натолкнулись на такой камень преткновения, через который покорно мы поклонились и отступили от того, что нас учили все восемьдесят лет истории нашей Зарубежной Церкви.

В чём же этот камень преткновения был? Он состоит в том... в идеологическом разногласии, понятии добра и зла, правды и лжи. Конкретно это состоит в декларации митрополита Сергия. Новомученики и исповедники всегда понимали её как путь к предательству, эту декларацию.

Священномученик Дамаскин…, чтобы не быть… (голословным?) приведу вам его личные слова. Вот что пишет Еп. Дамаскин в своем послании Митр. Сергию, получившем широкое распространение не только среди его многочисленных почитателей, но и по всей России: «Ваше Высокопреосвященство! Не подумайте, что я один выступаю перед Вами со словом правды. Смею уверить, что большинство ссыльных иерархов… (неразборчиво) создано Вами невыносимое положение. В каждом городе, в каждом селе есть значительная группа достойнейших и пастырей и мирян, которые вполне ясно рассуждают также. Да и подавляющая масса остальных верующих втайне несознательно о сем воздыхает». Он далее пишет: «Отовсюду несутся к Вам скорби и стоны, кои даже за Полярным кругом не давали нам покоя. Ужаснитесь ответственности за угасание огня Веры в массах, произведенное Вашей декларацией! Подумайте об ответственности на Страшном Суде! Откажитесь от Вашего курса и от Ваших компромиссов! Аннулируйте Вашу декларацию, как акт Вашего личного заблуждения, выходящий за пределы Ваших полномочий! Но увы, если Ваше Высокопреосвященство станете упорствовать в Вашем курсе, и открыто пренебрежёте голосом Церкви, она, продолжая свой крестный путь, откажется от Вас, как соучастника с Её распинателями»

Если можно представить Иуду — что такое был Иуда? Апостол! Он имел апостольскую благодать, он чудеса творил! А после того, как он предал Христа, что случилось? Разве на нём благодать пребывала? Конечно, отошла от него благодать.

То же самое случилось с распинателем, митрополитом Сергием. От него тоже отошла благодать. Почему же Московская патриархия до сего дня его славит как своего спасителя? Почему патриарх на панихиде... когда исполнилось ему шестьдесят лет…, говорил: «Вознесём ему вечную благодарную память». Кому?! Этому человеку, который предал мать-Церковь?!

Если можно себе представить сейчас храмы, храмостроительство, люди процветают за счёт, сказать, этого Митрополита Сергия.

Возьмем такой сценарий, случай: чтобы нам выжить, нам нужно предать свою мать. В концлагерь её отослать. Дети ее, …(неразборчиво) выжили. Неужели язык повернется у человека сказать: я выжил, потому что мы предали свою мать…? А ведь именно это и случилось!

И вот, мы имеем преемство от Патриарха Тихона. Они же преемство имеют от митрополита Сергия. И мы хотим, чтобы эти два источника, эти две церкви соединились бы в том, чтобы мы прославили и истинных Новомучеников или тех кто пошёл путём компромисса?

Я ещё случай приведу. Сатанист напал на одного христианина, и, держа нож у горла, сказал: если не отречёшься от Христа — зарежу. Бедный, несчастный отрёкся. А сатанист всё равно с ним расправился и зарезал его. То же самое случилось с этими сергианами. Они пошли двойственным путем: в рясах служили у престола, а шли на компромисс с безбожной властью, предавая своих собратьев. Вот почему Московская Патриархия отказалась от Новомучеников, как политических преступников. И действительно, тогда радости государства стали радостью и Церкви, а враги государства стали врагами и Церкви.

Кто же они – враги? Вот именно эти исповедники, которые в лице государства были врагами. В концлагерь их отослали.

Мне хочется ещё… коротко ещё тут сказать, что сказал Владыка, наш приснопамятный Блаженнейший Митрополит Антоний. Он писал письмо Митр. Сергию: «Ваш союз с антихристовой властью… (неразборчиво) не был беззаконным назначенный Вами Синод. Что касается Вас, то нас с Вами разделяет то, что Вы, желая обеспечить безопасное существование церковного (неразборчиво), постарались соединить свет с тьмой. Вы впали в искушение, сущность которого раскрыта в Евангелии: некогда дух зла пытался и самого Сына Божия увлечь картиной лёгкого успеха, поставив условием поклонение ему — сыну погибели. Вы не взяли пример с Христа, Святых мучеников и исповедников, отвергших такой компромисс, и поклонились исконному врагу. Вы отлучили себя от света и украшения Русской Церкви. В этом ни я, ни мои зарубежные собратья никогда не последуем за Вами».

А сейчас разве мы не следуем за ними?

«Ничто так не возвышает и не укрепляет Церковь, как мученичество, хотя бы она таким образом и лишилась своего предстоятеля. Ибо для Вас крестный путь стал теперь безумием.»

Вот точно писал Владыка Антоний Храповицкий. Еще конец его такой: «А если Вы останетесь на этом пространном пути, ведущем в погибель — он бесславно приведёт Вас на дно адово! И Церковь до конца своего земного существования не забудет Вашего предательства!» Вот вам: какие сильные слова сказаны как свщмч. Дамаскиным, также и учителем, Владыкой Антонием Храповицким. Я сейчас закончу…

Декларация Митр. Сергия разорила две заповеди. Так что это не просто поведение человека было — это разорение двух заповедей. Первую заповедь — разорение Церкви («созижду Церковь мою и врата ада не одолеют Ее»). Митр. Сергий решил своим компромиссным путём сохранить Церковь. Это не выходит: Господь сохраняет Её.

А вторую заповедь разрушил, где Господь сказал: нельзя двум господам служить – Богу и мамоне. Они в рясах служили у престола, и в этих же рясах выходили и предавали своих собратьев. Кто бы подумал, если бы пришли на исповедь к батюшке, а он вас пошёл и предал? А вот так же ведь это было! Декларация Митрополита Сергия разорила эти две заповеди.

Мы видим следующее. На Бутовском поле (полигоне) закладывается храм, посвящённый истинно Новомученикам и исповедникам Российским, и одновременно с этим, тем, которые принялись служить Богу и антихристовой власти, предавая своих собратьев на смерть. Патриарх (как я уже сказал, на панихиде) говорил: «…да сотворит ему господь вечную благодарную память». Принимать участие в таких молитвенных событиях, в которых участвовала наша делегация на Бутовском полигоне, является отступлением от того пути, на котором стояла наша Зарубежная Церковь восемьдесят лет.

Не потому ли икона и упала, когда о. Пётр Перекрестов сказал, что нам нужно отступить от этого пути. И Владыка сказал: «Ни в коем случае этого не делайте! Это великое знамение было!». И это значит, что в закладке этого храма было совершенно согласиться с декларацией Митрополита Сергия, что она была спасительна. Вот почему патриарх после этого участия объявил нашей делегации: «молитвенное общение уже восстановлено; на очереди восстановление евхаристического общения…».

Я лишь только Вам одно хочу сказать, Владыко... (неразборчиво). Я радуюсь, что Владыко даёт нам эту возможность поделиться. Я Вас не то что… некоторые думают, что я Вас не люблю, или там, не уважаю. У нас есть соборность. Я высказываю моё мнение и мою боль. (неразборчиво). Владыко, просим Ваших святых молитв. Вот я уже слышу от других (неразборчиво, но в контексте – «что пора бы заканчивать»). Если так подходить, то нам нужно вообще, закрыть рот и ничего не говорить. Нам нужно говорить! Это время соборности. Это время, когда каждый должен высказать всю боль, которая у нас есть. И я дерзаю сказать своё мнение, и мнение других священнослужителей, что в тот день, когда причастие совершится, нашей Зарубежной Церкви с Московской Патриархией — если не разрешим вопрос на самом высшем уровне, то есть, чтобы Московская Патриархия покаялась в своём сергианстве, то есть отвергла декларацию Митрополита Сергия — мы с Вами должны будем разойтись. Вы нас или приведёте к расколу, Владыка, или Вы нас приведёте к торжеству Православия. Я хочу, чтобы это было Торжество Православия.

В начало

----------------------------

Rambler's Top100  TopList