Составлено 20 января 2005 г.

Оглавление

----------------------------------------------------------------------------------------
При перепечатке, ссылка на http://www.russia-talk.com/ ОБЯЗАТЕЛЬНА
----------------------------------------------------------------------------------------

Еп. Гавриил не смог "благословиться" и "попить чаю"

17 января 2005 г. на узле «Русская линия» появилось очередное интервью епископа Манхэттенского Гавриила с многообещающим вступлением:

«В сентябре минувшего года (2004, ред. МоР) "Русская линия" опубликовала интервью с секретарём Архиерейского Синода РПЦЗ епископом Манхэттенским Гавриилом (Чемодаковым) "Епископ Манхэттенский Гавриил: Пока мы говорим на разных языках. "Московская сторона" не может "вместить" отказ от Декларации митрополита Сергия" и письмо Владыки в редакцию РЛ "В нынешние времена всем нам следовало бы избегать гневных и раздражительных словопрений". В тех материалах Преосвященнейший Гавриил предложил своё видение хода переговоров о сближении между РПЦ и РПЦЗ. Сегодня, когда в переговорном процессе возникла пауза, мы попросили Владыку прокомментировать итоги первого этапа переговоров. По просьбе редакции РЛ с епископом Гавриилом беседует известный православный публицист, постоянный автор "Русской линии" Андрей Рюмин».

Интервью, упоминаемое в первой ссылке предисловия, было прокомментировано редакцией узла «Мысли о России» («МоР») 28 сентября 2004 г., а ответ обиженного еп. Гавриила на это интервью – 2 октября 2004 г. В этом последнем комментарии редакция МоР отметила тот очевидный факт, что редакция «Русской линии» и её «известный православный публицист» сообща плюнули еп. Гавриилу в лицо сначала в интервью, а потом и – особенно – в ответе.

Нынешнее интервью почтенного епископа той же самой публикации и тому же самому «известному православному публицисту» показывает, что, по-видимому, еп. Гавриил принадлежит к той категории людей, о которых пословица говорит, что «ему плюй в глаза, а для него – Божья роса» (в некоторых вариантах этой поговорки используются более красочные, но, к сожалению, нецензурные термины). Совершенно очевидно, что человек с маломальским чувством собственного достоинства воздержался бы от общения как с оплевавшим его изданием, так и с его сотрудником, хотя бы и «известным православным публицистом». Поинтересуемся мимоходом – у кого и где можно получить такое обтекаемо-звучащее звание? На слух -- почти как «лауреат Сталинской премии» или что-то вроде того.

Данное интервью от 17.1.05, по выражению одного нашего корреспондента, «довольно гнусненькое». И редакция МоР, памятуя народную мудрость «не трогай грязи, если не хочешь запачкаться», не стала бы его комментировать. Но в данном случае речь идёт о таком вопиющем искажении фактов, касающихся Митрополита Виталия, что промолчать трудно.

Итак, в целом данное интервью не заслуживает внимания. Но о малой части его (полностью воспроизведенной в конце для удобства читателя) стоит сказать несколько слов. Речь в ней идёт о рассказе еп. Гавриила о его попытке повидаться с М. Виталием. С сожалением приходится отметить, что в этом рассказе, кроме даты и времени визита, большая часть рассказа – самое обыкновенное враньё. Это тем печальней, что каждый священнослужитель знает о запрете на ложь, написанном на тыльной стороне нагрудного креста. Но дадим слово епископу.

Уже во втором предложении, «Я прибыл на праздник в Монреаль днем раньше нашего Первоиерарха и по его благословению отправился в Мансонвилль, в Свято-Преображенский скит, чтобы поздравить престарелого митрополита с 75-летним юбилеем прихода, которому он отдал столько лет.», добрый епископ темнит. Прибыл он днём раньше не на «праздник», а на суд против Братства Иова Почаевского, у которого Лавровский синод пытается отсудить подворье по адресу 1811 Champagneur Ave., Montreal, PQ, H3N 2K4, Canada. Именно на этом суде еп. Гавриил и пробыл всю пятницу 17 декабря 2004 г. вместе с синодским адвокатом Мишелем Тайфером (Michel Taillefer; далее -- Тайфер) и священниками Лагодичем и Метни. Заседание суда шло от 10 ч. утра до около 3:30 ч. пополудни с получасовым перерывом на обед. Напомним, что адвокат Тайфер – давнишний гонитель Митрополита Виталия и был главным подручным другого Лавровского «епископа» Михаила Донскова (трижды анафематствованного М. Виталием) по организации сорвавшегося, благодаря канадской полиции, попытки насильно увезти М. Виталия в США. Примечательно, что на этом заседании адвокат и еп. Гавриил настойчиво пытались уговорить судью послать М. Виталию повестку в суд, ОБЯЗУЮЩУЮ его явиться (subpoena)! То ли на судью подействовали уговоры адвоката М. Виталия не тащить 95-летнего старца полтора часа по 20-градусному морозу, то ли ещё что-то, но судья не вняла просьбам «братьев во Христе» и отказалась вызывать М. Виталия в суд. Но – дальше в лес, больше дров.

Далее еп. Гавриил заявляет, что, встретившая его в дверях митрополичьего дома Людмила Дмитриевна Роснянская (далее – ЛДР), сказала ему следующее: "А вы зачем приехали?! Вы ведь знаете, что вы нежеланные гости?"

Вот что на самом деле заявила ЛДР: «Почему Вы приехали без предупреждения, даже не позвонили? Владыка отдыхает, я не хочу его будить. Поезжайте попить кофе и приезжайте через час-полтора, я узнаю хочет ли он вас видеть».

По всей Америке (включая Канаду) посетители не вваливаются нежданно-негаданно (особенно к таким лицам как Митрополит), не удостоверившись заранее, что данное лицо:

1. Готово вас принять в некий час,
2. Не имеет ничего против вашего визита.

Пункт второй особенно важен в данном случае. Вспомним, что в ноябре 2001 г. собрат еп. Гавриила, «епископ» Михаил Донсков, нагрянув таким же образом без предупреждения , привёз с собой группу наёмников, которые насильно попытались увезти М. и, не вмешайся местная полиция, их налёт удался бы. А этот самый еп. Гавриил 10 июля 2001 г. имел нахальство в голос орать на М. Виталия на заседании синода! Не говоря уже о том, что именно еп. Гавриил лепился (безуспешно, благодаря прозорливой судье) в опекуны М. Виталия. Уместно вспомнить, что М. Виталий в тот момент имел стаж архиерейского служения в 10 раз(!) больше еп. Гавриила, да и возрастом годился тому в дедушки. Да и было много других подобных проявлений «христианской любви» со стороны Лавровского синода и его напарников, вроде попыток упрятать М. Виталия в психушку и пр.

Все эти картины, естественно, промелькнули в воображении ЛДР. Поэтому, когда еп. Гавриил попросился подождать пробуждения М. Виталия в помещении скита, она отказала. ЛДР же, ожидая какого-нибудь подвоха, сообщила о создавшейся ситуации в Монреаль одному из сторонников М. Виталия. Тот, не долго думая, позвонил в ту самую полицию, которая выцарапала М. Виталия из рук Лавровских приспешников в 2001 г.

Полиция сразу же позвонила ЛДР узнать, не подвергается ли она и Митрополит непосредственной опасности. Узнав, что, как будто, нет, полиция всё-таки заявила, что одна из их машин находится в пяти минутах езды от скита и сказали, что они направят её в скит (сам участок находится в 45 минутах езды от Мансонвилля). В скобках отметим, что у М. Виталия в течение долгих лет проживания в Мансонвилле сложились весьма хорошие отношения с местными властями, включая как полицию, так и расположенных в нескольких милях от скита пограничников, отчасти от того, что он общается с ними на французском языке.

После приезда полицейской машины, по словам еп. Гавриила, произошло следующее: «Из нее вышел молодой офицер, он потребовал у нас документы, а затем спросил: "Почему вы приехали вновь пытаться увезти Виталия Устинова с собой в США?" - В первое мгновение мы не могли произнести ни слова от удивления. - Да что вы! - первым отозвался отец Михаил. - Мы просто приехали навестить Владыку по случаю юбилея монреальского прихода... Думали благословиться у него, может, чаю попить - и все... - "Тогда зачем же она меня вызвала?", - как бы сам у себя спросил полицейский. Поговорив с нами еще минуту, он попросил нас не уезжать, а сам прошел в дом. Вскоре он вернулся, сообщив нам со слов г-жи Роснянской, что мы здесь "нежеланные гости и не должны сюда больше приезжать"».

Не будем заниматься злопыхательством и утверждать, что полицейский не упомянул попыток увезти «Виталия Устинова». Такой вопрос он вполне логично мог задать, зная попытки РПЦз(Л) в прошлом проделать именно это, а ЛДР только видела из окна, что полицейский проверил документы у епископа и его напарника, но не слышала разговора. Но это не так важно.

Гораздо интересней заявление «отца» Михаила о том, что – «Мы просто приехали навестить Владыку по случаю юбилея монреальского прихода... Думали благословиться у него, может, чаю попить - и все...». «Благословиться», «чаю попить»... Кто это говорит?! Человек, накануне просидевший весь день в суде против того, у кого он теперь, якобы, собирается «благословиться» и «чаю попить»! Требуя при этом, чтобы благословителя и сотрапезника за чаем притащили в суд в ОБЯЗАТЕЛЬНОМ порядке! Хорош друг-приятель! (Уж не будем вспоминать, что каноны воспрещают христианам судиться в гражданских судах – потерявши голову, по волосам не плачут).

Но вот следующая фраза «"Тогда зачем же она меня вызвала?", - как бы сам у себя спросил полицейский» -- наверняка небылица, так как «г-жа Роснянская» не вызывала полицию! Наоборот, ЛДР сказала полиции, что непосредственной опасности от визитёров нет, но полицейский диспетчер всё равно послал ближайшую машину, «подстраховался». Как было сказано выше, полицию вызвал сторонник М. Виталия, живущий в Монреале и помогающий в разных судебных делах, неутомимо ведущихся против М. Виталия «братьями во Христе» от РПЦз(Л).

Интересен и следующий параграф: «Через несколько дней я получил письмо от адвоката, представляющего интересы сегодняшнего окружения Владыки Виталия. В нем содержится требование, чтобы я не смел приближаться к Свято-Преображенскому скиту ближе чем на 500 метров... Смех и грех. Смех - с точки зрения юридической: подобное решение может принять только суд. А грех в том, что Владыке Виталию не позволили самому решить, с кем и когда видеться. Печально. Если бы Владыка знал, что мы приехали его поздравить, он бы никогда не отказал нам в этом».

Тут несколько моментов. Один: «получил письмо от адвоката, представляющего интересы сегодняшнего окружения Владыки Виталия». Тут тонкий намёк на толстые обстоятельства, что, дескать, М. Виталий недееспособен, им манипулирует таинственное «окружение». Но если оно действительно есть, почему его не назвать, зачем эта таинственность? А если его нет, значит это очередная ложь? Второй: «смех» доброго епископа, так как, дескать, «подобное решение может принять только суд». Но в письме, по словам того же еп. Гавриила, «содержится требование» (а не решение) не приближаться к скиту ближе чем на 500 метров. Т.е. это самое обыкновенное адвокатское письмо-предупреждение, что в противном случае он будет добиваться РЕШЕНИЯ суда по этому делу. Так что смеяться тут нечего, разве от своего непонимания простых вещей.

Разговор о грехе, ещё интересней: «А грех в том, что Владыке Виталию не позволили самому решить, с кем и когда видеться. Печально. Если бы Владыка знал, что мы приехали его поздравить, он бы никогда не отказал нам в этом».

Тут два момента. Во-первых, сетование на то, что «Владыке Виталию не позволили самому решить, с кем и когда видеться». Кто это говорит?! Человек, через суд набивавшийся М. Виталию в опекуны на основании того, что тот недееспособный!(284) Т.е. не в состоянии принимать решения. А тут тот же человек жалеет, что Владыке Виталию «не позволили самому решить, с кем и когда видеться»! Г-н Чемодаков, давайте определимся раз и навсегда – М. Виталий в состоянии принимать решения или нет?

Во-вторых, безапелляционно-нахальное заявление «Если бы Владыка знал, что мы приехали его поздравить, он бы никогда не отказал нам в этом». Но дело-то в том, что в своё время М. Виталий, говоря о возможной встрече с вождём РПЦз(Л) архиепископом Лавром (с октября 2001 г. именующим себя митрополитом), сказал: «Ну, с ним ещё туда-сюда при определённых условиях. Но вот с одним человеком я никак не хотел бы встречаться – с епископом Гавриилом»!

И напоследок – крокодиловы слёзы: «Так и не состоялась наша встреча с Владыкой Виталием, которую мы ждали, и на которую надеялись. Ждал ее и Владыка Митрополит Лавр, прибывший в Монреаль в тот же день к вечеру».

Так, по-видимому, «надеялись» на встречу, что накануне во все корки пытались уговорить судью притащить «Владыку Виталия» в суд в обязательном порядке. Как говорят в Америке: «имея таких друзей, к чему нам враги»?

В начало

-----------------------------------------------
Выдержка из интервью еп. Гавриила узлу «Русская линия» от 17 января 2005 г. Так как в своём вопросе еп. Гавриилу, приведенном ниже, «православный публицист» предпочитает выхватывать цитату из контекста, но не давать читателю возможности посмотреть, что там было сказано на самом деле, то редакция МоР рекомендует читателю посмотреть «памфлет П. Н. Будзиловича», щёлкнув мышкой ЗДЕСЬ.

Вопрос ведущего интервью: Деятели "витальевской группы" постоянно утверждают, что Синод не делает никаких попыток договориться с митрополитом Виталием (Устиновым), и даже не пытается навестить старца. А он, между тем, всех принимает с любовью. Последний раз подобное обвинение прозвучало в очередном памфлете П.Н.Будзиловича (сайт "Мысли о России"). Он жестко критикует слово митрополита Лавра на праздновании 75-летия Свято-Николаевского прихода кафедрального собора РПЦЗ в Монреале (Канада), в котором говорилось о скорби в связи с тем, что на таком празднике не присутствует многолетний настоятель собора - пребывающий на покое Владыка Виталий. По этому поводу г. Будзилович пишет: "если вождь РПЦЗ(Л) так скорбит, то мог бы легко развеять скорбь-тоску, заехав к Митрополиту Виталию - ведь тот находится, примерно, в часе езды от Монреаля?"

Ответ еп. Гавриила: Петр Николаевич как в воду глядел. Я прибыл на праздник в Монреаль днем раньше нашего Первоиерарха и по его благословению отправился в Мансонвилль, в Свято-Преображенский скит, чтобы поздравить престарелого митрополита с 75-летним юбилеем прихода, которому он отдал столько лет. Владыка Митрополит Лавр просил меня тотчас же после этого посещения сообщить ему, как было дело. В субботу 18 декабря в 10 часов утра мы с отцом Михаилом, священником Свято-Николаевского собора, отправились в Мансонвилль. Я предполагал, что мы прибудем на место около половины двенадцатого. Мне хорошо известен обыкновенный распорядок дня Владыки Виталия, так что это время должно было быть самым подходящим для встречи. Свято-Преображенский скит был весь в снегу. Двери нам открыла хорошо известная всем г-жа Людмила Дмитриевна Роснянская (секретарша-келейница митр. Виталия - А.Р.). Безо всяких церемоний она спросила: "А вы зачем приехали?! Вы ведь знаете, что вы нежеланные гости?". Мы ответили, что хотели бы только поздравить Владыку с наступающими праздниками - днем Святителя Николая Чудотворца и юбилеем его давнего прихода. - "Владыка спит, - было нам сказано, и будить я его не буду". - Мы попросили позволения подождать в доме. - "Нет, - категорически заявила г-жа Роснянская, - хотите, возвращайтесь часа через полтора". Делать нечего. Мы вышли, и, чтобы не замерзнуть, стали прогуливаться возле церкви. Вскоре к нам вышел некий о. Виктор, "витальевский" священник из России. Как я после догадался, его задачей было не дать нам сразу уехать, но тогда нам это и в голову не пришло. Мы проговорили с ним какое-то время. Внезапно раздался звук подъезжающего автомобиля. Священник сразу же прервал разговор и удалился. Мы увидели полицейскую машину. Из нее вышел молодой офицер, он потребовал у нас документы, а затем спросил: "Почему вы приехали вновь пытаться увезти Виталия Устинова с собой в США?" - В первое мгновение мы не могли произнести ни слова от удивления. - Да что вы! - первым отозвался отец Михаил. - Мы просто приехали навестить Владыку по случаю юбилея монреальского прихода... Думали благословиться у него, может, чаю попить - и все... - "Тогда зачем же она меня вызвала?", - как бы сам у себя спросил полицейский. Поговорив с нами еще минуту, он попросил нас не уезжать, а сам прошел в дом. Вскоре он вернулся, сообщив нам со слов г-жи Роснянской, что мы здесь "нежеланные гости и не должны сюда больше приезжать".

Через несколько дней я получил письмо от адвоката, представляющего интересы сегодняшнего окружения Владыки Виталия. В нем содержится требование, чтобы я не смел приближаться к Свято-Преображенскому скиту ближе чем на 500 метров... Смех и грех. Смех - с точки зрения юридической: подобное решение может принять только суд. А грех в том, что Владыке Виталию не позволили самому решить, с кем и когда видеться. Печально. Если бы Владыка знал, что мы приехали его поздравить, он бы никогда не отказал нам в этом.

Так и не состоялась наша встреча с Владыкой Виталием, которую мы ждали, и на которую надеялись. Ждал ее и Владыка Митрополит Лавр, прибывший в Монреаль в тот же день к вечеру.

В начало

----------------------------

Rambler's Top100  TopList