Получено 6 ноября 2001 г. и переведено с английского редакцией узла. Автор письма, очевидец того, что происходило с Владыкой Митрополитом Виталием во время насильственного психиатрического обследования его по наговору Архиерейского Синода -- отец Спиридон Шнейдер, настоятель прихода РПЦЗ в г. Ипсвич, штат Массачусеттс. В текст письма, для удобства читателя, редакцией вставлены интернетовские ссылки на упоминаемые автором события и документы.

7 ноября 2001 г. на официальном узле Синода РПЦЗ появилось "Заявление из Канцелярии Архиерейского Синода РПЦЗ" за подписью еп. Гавриила. В частности, в нём описывается то, что описал очевидец этих событий, отец Спиридон Шнейдер. Для сравнения описание еп. Гавриила приведено после рассказа отца Спиридона.

Оглавление

-------------------------------------------------

Дорогие братья и сёстры,

Если вы позволите мне сказать ещё несколько слов (предисловие к письму не приводится, перев.), я хотел бы поделиться с вами правдой о насильственном взятии под стражу нашего возлюбленного Владыки Митрополита Виталия канадской полицией.

1. Распоряжение суда, требующее, чтобы Митрополит Виталий подвергся проверке на дееспособность и психиатрическому обследованию сотрудниками госпиталя в г. Шербрук, Канада, было получено Архиерейским Синодом, действующим при посредничестве еп. Михаила и его адвокатов. Как вы себе можете представить, арест 92-летнего епископа, который не совершал никаких преступлений и не проявлял никаких действий, могущих причинить вред себе или другим лицам, является радикальной и крайней мерой. Как это могло произойти в свободной стране, которая признаёт и уважает личные гражданские свободы? Исключительно при помощи чрезвычайных порочащих и ложных свидетельств! В течение ближайших дней этот факт выявится при помощи адвокатов в королевских канадских судах.

2. Распоряжение суда лишь требовало, чтобы проверка дееспособности и психиатрическое обследование должны быть сделаны в пятницу 2 ноября. Просто-напросто не было надобности ни в присутствии полиции, ни в приезде еп. Михаила в 20:30, чтобы увезти Митрополита. Даже полицейские пытались убедить еп. Михаила и его адвокатов в том, что Митрополиту следует позволить остаться отдыхать ночью в его покоях в монастыре, а в госпиталь отвезти его на следующее утро. Однако еп. Михаил и его адвокаты и слышать об этом не хотели и потребовали, чтобы Митрополита немедленно забрали. Вы спросите почему? Потому что еп. Михаил хотел унизить и измотать Митрополита с тем, чтобы он не смог вести себя нормально на следующее утро во время обследования. Верьте этому и плачьте, потому что это так.

3. Во время песнопений на Всенощной еп. Михаил привёл женщину-полицейскую в святой алтарь храма, чтобы арестовать Митрополита. Да, это тоже правда. Старший полицейский (не православный), который раньше пытался отложить арест Митрополита до следующего утра, воскликнул, обращаясь к людям, стоявшим вокруг, что арест в святом алтаре был равносилен предательству Иисуса Христа в Гефсиманском саду.

4. После этого Митрополит был отвезен в шербрукский госпиталь и зарегистрирован там в 23:30, после чего его привели в палату психиатрической скорой помощи, где он был помещён в небольшую камеру со стальными койкой и стулом. Выход из камеры был открыт в круглое помещение с медицинским пунктом посередине, с которого можно было наблюдать за пациентами. При этом помещении также были камеры с кроватями, оснащёнными ремнями для привязывания пациентов, не могущих контролировать себя и буйных.

5. Несмотря на то, что Митрополит подвергся такому насилию и унижению, и несмотря на то, что он не мог спать, он оставался спокоен, полностью сознавал происходящее и молился всю ночь.

6. Я приехал в госпиталь около 6:30 часов утра и присоединился к Владыке. Пока я сидел с ним, я молился, читая акафист Божией Матери, молитву Господу Иисусу Христу, канон Божией Матери и другие молитвы. Во время этого Митрополит беспокойно отдыхал.

7. В 08:45 заведующая медсестрами и дежурный врач пришли за Митрополитом и отвели его в смотровую. Здесь он подвергся медицинскому осмотру, были взяты все его данные и оказалось, что он был в добром здравии. После этого проверили его дееспособность (при помощи опросного листа в несколько страниц) и оказалось, что у него замечательная способность рассуждать, прекрасная память, способность понимать свои обязанности и способность принимать соответствующие решения, касающиеся его дел. Кроме этого, Митрополит перевёл для меня с французского на английский объяснения врача сути этой проверки и о том, как он прекрасно прошёл эту проверку. После этого заведующая психиатрическими медсёстрами поблагодарила Митрополита за его сотрудничество и заявила, что она надеется прожить также долго как и он и, если это произойдёт, она надеется, что она окажется в таком же психическом состоянии как и он.

8. Митрополита и меня отвели в психиатрическую смотровую, где производились оценки в порядке скорой помощи. Комната ожидания здесь была в виде большого коридора с кабинетами с обеих сторон. На одной стороне были кабинеты с небольшими столиками и двумя или тремя стульями. На другой стороне были три "усмирительных" кабинета с твёрдыми, низкими койками, снабжёнными различными усмирительными приспособлениями для буйных. Кроме нас в комнате ожидания было ещё четыре человека, находящихся в разных степенях возбуждения. Два из них курили сигарету за сигаретой и кружили взад и вперёд. Двое других находились в кататоническом состоянии (как бы отсутствовали). Тут я попросил дежурного -- не могли бы они поместить Митрополита в отдельную комнату. Внезапно другой дежурный предложил Митрополиту стул и поместил нас в вестибюль одного из усмирительных кабинетов. Митрополит и я просидели там полтора часа. Вскоре я, учитывая наши усталость и возбуждённое состояние, стал думать, что это ожидание длится целую вечность. Поразительно, однако, но Митрополит вдруг начал рассказывать мне, со всеми подробностями (по-английски) житие св. Марии Египетской. Во время своего рассказа жития и его внутреннего духовного значения, он также пояснил тонкости смысла, заключённого в русском оригинале жития, написанного на не-литургическом церковно-славянском языке. Обсудив житие св. Марии Египетской, мы также говорили о литургическом языке и его предпочтении английского языка времён Елизаветы, использованного в написании библии короля Якова. Митрополит убеждал меня всегда пользоваться этим языком в нашем богослужении на английском языке. И наконец, Митрополит и я обсуждали значение предательства Иуды, истинное значение Гефсимании и то, как истинные христиане должны нести крест Божий в своей жизни.

9. Внезапно пришла доктор и попросила Митрополита идти с ней в смотровую. Меня туда не пустили. Примерно час спустя доктор вышла из кабинета с радостной улыбкой, что сразу ободрило меня. Она с довольным видом сообщила мне, что Митрополит находится в замечательно хорошем психическом здоровье и обладает умом гораздо более молодого человека.

10. После этого доктор пригласила меня в смотровую, где находился Митрополит. Когда я сел, она спросила меня как это оказалось возможно, что еп. Михаил смог получить распоряжение суда на его обследование, так как Митрополит был совершенно дееспособен и в замечательном умственном и душевном здравии. Я пояснил ей, что Церковь является Святой Семьёй и что Митрополит является отцом и старейшим в семье. Поэтому, как нормально в семьях, Митрополит, в соответствии с Церковной Традицией и Законом, есть глава Церкви пожизненно. Более того, что, если даже Отец и Старейшина семьи заболевает физически или душевно, святая обязанность старших членов семьи вести дело Отца в строгом соответствии с его принципами без отклонений или перемен. Доктор поняла это и согласилась, что это как раз то, что суды требуют от душеприказчиков.

11. Я также объяснил ей, что члены семьи (т.е. Архиерейский Синод) стремились в течение последних нескольких лет изменить направление Церкви против воли их Отца и Старейшины. 10 лет тому назад остальные епископы были уверены, что Митрополит помрёт к тому времени, когда ему наступит 85 лет; но он продолжал жить. Тогда они стали надеяться, что он умрёт, когда ему станет 90 лет, но он всё ещё оставался здоровым и бодрым. В течение этого времени епископы вступили в тайные соглашения с людьми вне нашей Церкви с целью изменить курс Церкви. Взятые таким образом обязательства ставили их в затруднительное положение, так как они не могли исполнить этого, поскольку жив был их Отец Митрополит, глава семьи. В конце концов, на Архиерейском Соборе в октябре 2000 г. епископы приняли решения, полностью противоречащие воле Митрополита. И хотя они и сумели заставить его согласиться с этими решениями в пылу заседания, но после Собора, очутившись один, когда Владыка смог подумать над этими решениями в спокойной обстановке, он осознал, что его принудили к согласию в момент, когда он был усталый. С целью исправить эти ошибки, он написал очень сильное осуждение решений, с которыми его заставили согласиться. Доктор тут заметила, что, конечно, решения вынужденные силой, юридически недействительны и были бы моментально аннулированы судом. Я продолжил свой рассказ о том, что Архиерейский Синод после этого попытался узурпировать власть Митрополита, который по правилам избирается пожизненно, после трёх дней запугиваний заставили его подписать письмо об уходе на покой, которое они подготовили. Отдохнув, Митрополит снова отозвал своё письмо об уходе на покой, назвав последний Архиерейский Собор "собранием безответственных".

12. После открытия Собора и отказа Митрополита принимать в нём участие, епископы решили атаковать Митрополита путём удаления от него его личного секретаря, служившей Митрополиту в течение 12 лет. Когда Митрополит отказался смириться с этим и уехал из Синода в Канаду, Архиерейский Синод в отчаянии бросился в суд. Первым делом они обратились к суду в Нью-Йорке с заявлением, что Митрополит был, якобы, похищен. Когда из этого ничего не вышло и он благополучно прибыл в Канаду, они обратились в канадский суд с просьбой объявить Владыку недееспособным.

Дорогие мои, слушайте правду: отчаявшись, Синод пытался объявить Митрополита недееспособным с тем, чтобы получить через суд то, что они не могли получить от руки Божией через вдохновение Духа Святого. Короче говоря, Архиерейский Синод продал своего Отца во Христе, Митрополита Виталия, за тридцать сребреников и выдал его в Синедрион на суд. Но, к изумлению Архиерейского Синода, даже Синедрион признал, что не было никаких оснований для обвинений, и Митрополит был найден полностью дееспособным, и был освобождён, чтобы продолжать свой труд в качестве Первоиерарха РПЦЗ.

Хотя, с одной стороны, я хочу относиться с полным уважением к Архиерейскому Синоду РПЦЗ, с другой стороны необходимо вскрыть истину для того, чтобы вы, по своему собственному разумению и божественной свободной воле, могли понять, что епископ Гавриил и канцелярия Архиерейского Синода развязали кампанию дезинформации против Бога Истины и Господина нашего Преосвященнейшего Митрополита Виталия и верных чад РПЦЗ. "Отец, прости им, ибо не ведают, что творят".

Испрашивая вашего прощения и молитв, я остаюсь

Ваш во Христе,
Иерей Спиридон Шнейдер

----------------------------------------------------------

 

Для сравнения ниже приведено сообщение, перепечатанное с синодального узла: http://www.synod.com/letters/2001-11-02-statement-r.html

Вернуться к началу

ЗАЯВЛЕНИЕ из Канцелярии Архиерейского Синода Русской Православной Церкви Заграницей

По закрытии заседаний Архиерейского Собора Русской Православной Церкви Заграницей, во вторник 17/30 октября 2001 года, сразу же состоялось заседание Архиерейского Синода РПЦЗ. Решениями Архиерейского Синода, согласуясь с соборными постановлениями, указывалось:

- Необходимо получить полные данные о состоянии здоровья ушедшего на покой Митрополита Виталия.

- Подчеркивалась необходимость обратить внимание на противоречивый характер последних документов, исходящих от имени Владыки Виталия, но вряд ли им написанных, как о том свидетельствует и содержание сих документов, и их стиль.

- Указывалось также обратить внимание на фактическое похищение самого Владыки Виталия из Синодального Дома в Нью-Йорке группой лиц, кои дерзнули затем публично заявить, что будто бы Митрополит пребывал там "в заключении". Но в то же время, те же лица во всеуслышание засвидетельствовали, что они якобы видели, как Владыка Виталий был "изгнан" из Синодального Дома. Подобные лжесвидетельства лишь подтверждает наши опасения касательно авторства этих документов.

- Все те же лица вынудили Владыку (который, разумеется, был совершенно свободен в своих действиях, о чем имеются сторонние свидетельства), покинуть Синодальный Дом.

- Как теперь выяснилось, бывш. служащая Синода г-жа Л.Д. Роснянская значительно превысила свои полномочия и буквально по своей воле предприняла ныне всеми видимые, прежде немыслимые в нашей Церкви, действия, каковые могли бы оказать влияние на весь ход Церковных дел.

- Одним из таких действий, вызвавших особенное наше волнение, стало сокрытие ею от Синода характера лечения и медикаментов, которые она применяла в своем уходе за бывшим нашим Первоиерархом. В течение долгих лет г-жа Роснянская делала все, чтобы изолировать Владыку Митрополита от его собратий-епископов, и, талим образом, Синоду ничего не было известно о состоянии здоровья своего Председателя. Ведь, если Владыка Митрополит был болен, то о болезни его, и о способах лечения, кои в этом случае применялись, о самочувствии Владыки, о положении его с точки зрения медицины, - Синод должен был быть извещен в первую очередь. Тем более, что заметны были кое-какие изменения в его состоянии здоровья. Но потребных сведений никогда нельзя было добиться. Только после ухода из помещения Синода г-жи Роснянской обнаружились все те медикаменты, которыми она пользовала Владыку Митрополита. Исследование этих лекарственных средств было поручено доктору медицины. Его заключение гласило, что такого рода препараты даются при серьезных нарушениях здоровья. Но этого было недостаточно, чтобы в точности определить - о каком именно заболевании идет речь, однако сама несомненная серьезность его указывала на необходимость дальнейшего исследования. Синод получил по этому поводу дополнтельные консультации от других врачей. Их ответ гласил, что необходимо исследовать самого пациента, ибо род получаемых им лекарств говорит о тяжелой болезни.

- Приняв во внимание, что "секретарша" Митрополита отказывалась предоставить нужные сведения Архиерейскому Синоду, не отвечала на вопросы членов его, не допускала получения ими подобной информации, Собор более не мог оставаться равнодушным к сложившемуся положению. Посему были принято следующее решение: провести необходимый осмотр-экспертизу со всеми последствиями оного.

- Синодом было получено судебное решение о проведении таковой экспертизы безотлагательно.

- Посему гражданские власти обратились непосредственно к Владыке Митрополиту Виталию с предложением дать согласие на проведение сего осмотра. После длительных переговоров согласие Владыки было получено, и он, в сопровождении чинов Канадской Королевской Верховой Стражи (RCMP), которые обеспечивали безопасность его проезда из Мансонвилля, отправился к месту проведения медицинского консилиума. Присутствие охраны было необходимо, так как посторонние лица, прибывшие в Мансонвильский скит, - лишенный сама еп. Варнава Прокофьев, запрещенный в служении архимандрит Варфоломей Воробьев, - делали все от них зависящее, чтобы не допустить мирного исхода дела. Присутствовавший там иеромонах Владимир, обращаясь к Митрополиту, безпрерывно повторял: "Не слушайте их, Владыко, они все ушли в Московскую патриархию!" От названных исходили и иные безумные глаголы, в старании исказить и извратить то, что на самом деле происходило.

- В момент, когда составляется это Заявление, врачебный консилиум, долженствуюший определить состояние здоровья нашего ушедшего на покой Первоиерарха, завершен. Его результаты еще не получены, но как только они станут известны, то будут тогда же опубликованы в согласии с правилами обнародования подобного рода данных.

- Архиерейский Синод видит главную свою задачу в том, чтобы предоставить пребывающему на покое Митрополиту Виталию наилучший уход и попечение, а также – не допустить, дабы лица, кои стараются усугубить нестроения в ограде Русской Зарубежной Церкви, пользуясь положением Владыки Митрополита и злоупотребляя его добротою, тешили себя надеждами на создание т.н. "параллельных структур", готовя тем самым почву для чаемого ими Церковного раскола. Да не будет этого!

Призываем всех верных пастырей нашей Церкви, всю боголюбивую паству нашу к рассудительности в подходе к создавшемуся положению, из коего, по вере и упованию, и молитвам нашим, всемогущий Господь всем нам укажет скорый и благоприятный выход. Возрадуемся же о соборном избрании нашего Митрополита, пятого Первоиерарха Русской Православной Церкви Заграницей, и единомыслием исповемы, в молении, едиными усты и единым сердцем, просвещаеми, непоколебимо противостанем всему, что с самого возникновения нашей Церкви, стремится разрушить ее. "Смиритесь пред Господом, и вознесет вас" (Иакова, 4;10).

Епископ ГАВРИИЛ,
Секретарь Архиерейского Синода

----------------------------------------------------

  Rambler's Top100  TopList