Общие знаменатели, РФ, плюрализм, заповеди
crux.jpg (3686 bytes)  

Общие знаменатели ХХ века
"Наша страна", 16 сентября 1995 г.


Приёмная

Оглавление

Ссылки

Пишите нам!

 

Слушая и читая велеречивые суждения о благотворности "многопартийности" и о том, как она приведёт к объединению творческих сил страны для построения "счастливого будущего" (читай: "догнать и перегнать Америку"), невольно удивляешься -- как люди в Российской Федерации ("РФ"), прекрасно знакомые с арифметикой (а многие -- и с высшей математикой) забывают элементарнейшие её правила. Напомню, что при изучении основных действий с дробями (плюрализмом?), мы первым делом задалбливаем, что для того, чтобы сложить или вычесть дроби, их сначала нужно привести к общему знаменателю. Иначе получается ерунда или, по дедушке Крылову, "рак пятится назад...".

Некоторые читатели могут возразить, что арифметические правила не применимы к человеческому обществу. Соглашаясь, что во многих случаях такое возражение вполне резонно, сразу же скажу, что я и не делаю попытки приводить всех к некому "экономическо-политическому" знаменателю. Думается, что с русских людей вполне достаточно коммунистического эксперимента приведения индивидуумов к общему знаменателю поголовного рабства. И всё же, с учётом того, что речь идёт о разумных существах, какие-то общие знаменатели -- но ДУХОВНЫЕ -- необходимы. Приведу пример.

Сегодня часто любят сравнивать нынешнее продолжение разгрома России (иначе теперешнее положение не назовёшь) со Смутным временем, которое Московское государство пережило в начале XVII столетия. Разыскиваются аналогичные ситуации, приводятся всяческие параллели, выискиваются рецепты на основании подогнанных фактов. И лишь одно, самое главное, как-то ускользает от внимания исследователей -- то, что в Смутное время у русских людей был "общий знаменатель": православие. Люди могли спорить, не сходиться во мнениях, делиться на факции (да, в то время тоже болели "плюрализмом"), но, когда патриарх Гермоген, сидя в тюрьме, послал воззвание к народу встать на защиту ВЕРЫ, то нашлись Минины и Пожарские и многие тысячи русских людей, которым такая постановка вопроса была понятна и за которую можно было отдать не только всё своё имущество, но и жизнь. На сегодняшний день такого "общего знаменателя" (лозунга , если читатель предпочитает современную терминологию) просто-напросто нет. Начиная с правительственной официальной риторики, подавляющее большинство "многопартийных вождей" говорят об одном и том же: как поправить экономику по их -- единственно правильному -- рецепту. Тот факт, что история не знает успешных примеров построения человеческих обществ на "идеале колбасы", как-то не учитывается. Мы почему-то забываем, что на заре человеческой истории, в древнем Вавилоне, такая попытка закончилась позорным провалом: как мы знаем из Библии, Вавилонская башня, явившаяся первым флиртом человечества с материализмом (если не считать попытку Адама и Евы завоевать счастливое будущее "своею собственной рукой"), развалилась сама по себе (как и СССР).

Со времён попытки воздвижения Вавилонской башни история знает множество подобных примеров, самый последний из которых -- попытка создания коммунистического общества на развалинах России. Во всех них, правда, есть СВОЙ общий знаменатель -- воинствующее отрицание Божественного начала в человеческих делах и стремление реализовать обещание библейского змия Адаму и Еве: " ... и вы будете, как боги, знающие добро и зло" (Бытие, 3:5).

Само собой разумеется, что экономика является важным элементом государственной жизни, но она не может (и не должна) быть самоцелью: экономика всего лишь средство к достижению каких-то общегосударственных целей. Так, до 1917 г., экономика России служила достижению идеала, кратко выражающегося в девизе -- "За Веру, Царя и Отечество". В советское время экономика служила устройству мировой революции и достижению "светлых далей коммунизма". Сегодня -- с начала "перестройки" и до сих пор -- никакой общегосударственной цели нет. Можно с уверенностью сказать, что, если бы патриарх Гермоген в своих воззваниях, а потом -- Минин и Пожарский, призывали бы русских людей восстанавливать (тоже разрушенную) экономику, или "догонять и перегонять...", то поляки, засевшие в Кремле, наверно сумели бы найти более заманчивые материальные перспективы. Но, как мы знаем, патриарх Гермоген, а за ним -- Минин и Пожарский, звали русских людей встать на защиту своей православной веры -- и "только". Об экономике и тяжёлой жизни они и не заикались -- а жизнь в период Смутного времени была, по крайней мере, такая же тяжёлая, как и сейчас (и никто не присылал "гуманитарной помощи"; если и было вмешательство иностранцев, то в виде попыток урвать что-нибудь от беспризорного русского пирога; это последнее, правда, налицо и сегодня).

Заявляя о том, что все сегодняшние многопартийные вожди пытаются решать исключительно экономические проблемы и о них только и говорят, я никак не пытаюсь их в этом упрекать или обвинять в недопонимании. Я уверен, что интеллект своих слушателей они знают намного лучше меня и, если Ельцин и остальные вожди говорят исключительно об экономике, то это объясняется:

а. атеистичностью современного российского населения и

б. преобладанием материалистического ("экономического") мышления во всём мире.

Пункт "а", я думаю, не требует доказательств -- откуда взяться православной сознательности в массовых масштабах в стране, где она искоренялась вот уже более трёх веков подряд? Упадок православия в России начался с раскола церкви в середине XVII века, был ускорен реформами Петра I и к началу XX века выразился в преобладании атеистического мировоззрения среди "прогрессивной" русской интеллигенции. Сегодня, наверно, становится ясно, что, будь русская интеллигенция верующей, то ни февральской, ни, тем более, октябрьской, революций не могло бы быть. Коммунисты, пришедшие к власти в 1917 г., занялись уже физическим уничтожением православия и православных.

Это, кстати, также видно и из действий (и, ещё больше, из "бездействий") руководства Московской Патриархии ("МП") -- в течение десятка лет перестройки, гласности, демократизации, приватизации и пр. её иерархи никак не используют обретенную свободу для того, что сейчас необходимее всего – возрождения православия. Открытие нескольких храмов и монастырей, робкое печатанье религиозной литературы, кое-какие заявления -- всё это только жалкие попытки оправдать своё (безбедное) существование и типичная показуха типичных партиийных функционеров. Учитывая сегодняшнюю атеистичность населения, возрождение православия может осуществляться только лишь усиленным и упорным миссионерством. Упорным потому, что сегодня миссионерам в России приходится сталкиваться с ситуацией, являющейся намного более трудной, чем русским миссионерам, скажем, в Аляске -- там они имели дело с язычниками, т.е., с людьми, имеющими понятие о божестве и уважение к нему. В сегодняшней же России им пришлось бы иметь дело, в лучшем случае, с безраличием к "религии" (как не имеющей отношения к "реальной жизни", в соответствии с укоренившимся в сознании принципом "отделения церкви от государства" и, кстати, признаваемым теперешним церковным руководством) или, в худшем случае, с убеждённо воинствующим атеизмом. Но это -- другая тема.

О пункте "б" я писал более подробно в своей статье "Какое христианство несёт в Россию Запад" (см. "Русский Вестник, №№15-17, 1994; "Единение", Австралия, 2 ноября 1994 г.; "Кадетская перекличка", сентябрь 1994 г.; и "Православная Русь", 1/14 и 15/28 октября 1993 г.). В этой статье, в частности, была описана деятельность Всемирного совета церквей, "ВСЦ", включающего (в 1993 г.) 322 "церкви" из более чем 100 стран, и то, что ВСЦ сегодня является карикатурой экуменического движения, созданного в 1948 г. американскими и европейскими церквами. В своём стремлении расположить к себе радикальные антизападные силы третьего мира, ВСЦ отвлёкся от своей первоначальной цели христианского единства и попал во власть секулярного экуменизма -- проповедничества при помощи политического активизма. Библия в сегодняшнем ВСЦ -- на заднем плане; на первом -- политиканство.

При более пристальном рассмотрении деятельности ВСЦ обращает на себя внимание тот факт, что "плюрализм", усиленно насаждаемый в РФ, не пользуется успехом в ВСЦ. Наоборот, в его экуменическом движении весь упор делается на объединении всех и вся. При этом вожди экуменизма не видят никаких трудностей в приведении к "общему знаменателю" таких, казалось бы, диаметрально противоположных учений как, скажем, католицизм и сатанизм. В своей недавней (от 30 мая1995 г.) энциклике, "Et unum sint" ("Чтобы все были едины"), папа римский намекает на то, что он тоже готов объединяться, но так, чтобы ему была предоставлена ведущая роль...

В чём тут дело? По-видимому в том, что экуменизм является "общим знаменателем", религией грядущего Нового мирового порядка ( НМП ), о котором вот уже много лет подряд кричит (к сожалению, по-латински) каждая американская однодолларовая бумажка -- "Novus ordo seclorum". Создатели НМП хорошо понимают, что единого мира не достичь при наличии национальных суверенных государств, разнообразия религий и политических и экономических систем. Единый мир станет возможным, когда человечество превратится в безрелигиозную, безнациональную и безидейную ("экономическую") массу. Сослуживший свою службу политический и религиозный плюрализм, приведший человечество в теперешнее хаотическое состояние, уступает место НМП с его "общими знаменателями": экуменизмом в религии и ООН в политике. Президент РФ Б. Ельцин и глава МП патриарх АлексейII, кстати, давно уже всячески высказывают свою преданность НМП: в своей "программной" речи в феврале 1995 г. Ельцин открыто заявил о своём намерении поддерживать НМП (в присутствии патриарха), а патриарх на каждом шагу нарушает правила Вселенских соборов. Чего стоит только одна его речь к раввинам г. Нью-Йорка 13 ноября 1991 г.! Или членство в ВСЦ -- в советские времена иерархи МП оправдывали своё участие в нём тем, что их "заставляли"; теперь же, на своём соборе, состоявшемся осенью 1994 г., членство в ВСЦ было официально оценено, как положительное явление.

Поэтому плюрализм, отброшенный строителями НМП за ненадобностью, усердно провозглашается чем-то положительным для РФ: плюрализм в политике обеспечивает установившееся там хаотическое положение, а плюрализм в религии способствует дальнейшему уничтожению православия, единственной силы, потенциально могущей оказать сопротивление НМП. Другими словами, сегодняшний плюрализм в РФ направлен на то, чтобы русские люди не нашли бы свой общий знаменатель.

Какой же это "общий знаменатель", который может вывести Россию из тупика? Ответ один -- русское православие. Однако, учитывая состояние душ в РФ, первые шаги на пути к возвращению в лоно православия практически могут быть осуществлены заменой всевозможных конституций, "плюрастических" партийныхпрограмм и прочего пустословия заповедями Ветхого и Нового заветов в качестве "основного закона Российской Федерации".

Такой подход имеет много положительных сторон. Во-первых, сознательное подчинение Божественному закону -- заповедям -- и его соблюдение, в конечном счёте, приведут нас к тому, что может считаться достойной целью человеческойжизни -- к православной вере. Во-вторых, будучи Божественным законом, абсолютным мерилом Добра и Зла, заповеди не подлежат обсуждениям или изменениям никакими парламентами, пред-парламентами, думами, указами и пр. В-третьих, заповеди не тебуют разъяснений, здесь всё ясно. В-четвёртых, имея на своём "вооружении" твёрдые правила поведения, государственный аппарат сможет заняться своим прямым делом -- управлением страной, а не бесконечными обсуждениями предлагаемых законодательств, изменений к ним и пр. В-пятых, подавляющее большинство вопросов, кажущихся неразрешимыми сегодня, будут сняты с повестки дня и решатся сами собой. И, наконец, этот подход не какая-то отвлечённая теория, высиженная в философских кабинетах, а повторение того события, которое стало поворотным пунктом в истории еврейского народа, когда Бог дал ему (через Моисея) заповеди на горе Синае. Заповеди приведены в статье "Какое христианство несёт в Россию Запад".

П. Будзилович
Июнь 1995 г.
Наяк, штат Нью-Йорк, США

Вверх

Rambler's Top100